Центр и восток Франции на автомобиле

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

 

        Несмотря на то, что мы летели чартером, вылет состоялся точно в назначенный час и мы приземлились в аэропорту Шарль де Голь в 7 часов утра по местному времени.

        Аэропорт большой и современный, чем-то напоминает ленинградский Пулково, но полностью заселён зайцами. Их десятки, они и их норы видны всюду, где есть трава. Выглядит очень забавно.

         В самолёте нам объявили, что в Париже сейчас 2 градуса.   На выходе из аэропорта мы достали куртки, но мне это не очень помогло, т.к. я была в тонких летних брюках.  Мы приехали в гостиницу в 9,30, но нам сказали, что номер будет готов только в 14,00, и нам ничего другого не оставалось, как, не обращая внимания на бессонную ночь и плохую погоду, отправляться выполнять намеченную программу.

         Наш первый пункт – музей де Пауме. Но книжка наврала. Он работает только с 12,00 и мы, не солоно хлебавши, идём дальше.

         В музее Родена очень красиво и   как-то очень по- домашнему.   Мы с удовольствием идём по поскрипывающему паркету. Игорь переводит мне названия, я рассказываю ему «майсес», которые помню и мы плавно переходим в сад . Мы видели скульптуру – «Рука божья». Я раньше не слышала о ней. В ней удивительны не только исполнение, но и  композиция.  Женское и мужское тела  переплетены на громадной ладони.  Ещё не зная названия, мне пришла в голову фраза, которую часто говорила бабушка Римма: « Бог сидит сверху и парует снизу». Чудесный ухоженный парк с фонтанами, маленьким лесочком.   Накатывает ностальгия по Киеву.

          Мы возвращаемся в Пауме. Выясняется, что к импрессионизму он не имеет никакого отношения. Мы любуемся видом на Конкорд и решаем, что неплохо было бы поспать.

          Около часа мы бродим по городу, выполняя сразу три задачи: возвращаемся в гостиницу, ищем где поесть, рассматриваем город.

           Мы едим в маленьком ресторанчике комплексный обед. Еда не впечатляет. Заходим в номер и падаем на кровать, мёртвые от усталости. 2 часа сна и мы уже способны осознавать, что у нас очень приятный номер.

           Идём в музей д-Орсэй. Самое сильное впечатление Ван-Гог. Я много раз видела репродукции его картин, и ни разу подлинники. Я не думала, что это так сильно меня поразит. А ещё пастели некоего Леви-Дармера.  Мне кажется, я понимала зиму души и просто зиму ,так же как и он, просто, никогда не думала, что это можно так выразить.

            Наверное, музей д-Орсэй – второй после Эрмитажа из всего, что видели раньше. Нам понравилась не только коллекция, а  и то, как она представлена.  Очень разнообразно. Маленькие пространства сочетаются с огромными,  темные комнаты – с залитыми светом, тяжелые рамы с очень простыми. Поэтому картины не сливаются в одну и можно долго ходить и рассматривать с интересом картины.  Но вот музей закрывается и , одновременно мы понимаем, что нашим силам пришел конец.

              Мы находим маленький супер. Покупаем сыр Камамбер, салями, булочки.  Ужинаем и идём спать.

 

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

 

               Мы начинаем его с пешей прогулки. Вандомская площадь. Очень уютная и одновременно изысканная. И,  конечно, очень впечатляют имена тех,  у кого хотела бы одеваться каждая женщина, собранные в одном месте. Мы так и не решились зайти в эти бутики.

               Отсюда на площадь Мадлен. Мы зашли в церковь Мадлен и, наверное, самое точное слово для того, что мы почувствовали – удивление. В алтарной части находится огромная скульптурная композиция из белоснежного мрамора. Я не знаю  насколько она красива, но она противопоставлена тёмной громадине церкви и прогоняет оттуда те ощущения, которые унижают человека и которые мы так не любили в Испании.

                Теперь, по  бульвару Капуцинов, в гранд Опера. Мы решаем не идти на экскурсию, а идти на спектакль. Но кассы ещё закрыты и мы идём выпить  чего-нибудь горячего с пирожными. Я ем вишнёвое, Игорь лимонное. В театре – сюрприз – очередь на час. В конце очереди мы узнаём, что есть места только с «ограниченной « видимостью. Игорь философски замечает, что театр мы сможем рассмотреть хорошо. Ладно, завтра мы это проверим.

                  Следующая в нашем плане – Эйфелева башня. Очередь, примерно, как в Эрмитаж. Я хотела отказаться от этой идеи, но Игорь мужественно стал в неё и отпустил меня сидеть на лавочку.  Выглянуло солнышко, очередь двигалась быстро, и вот мы  уже на подъёмнике. Сверху прекрасный вид. Мы пытаемся различить здания и улицы уже знакомые нам. Вдруг начинается дождь, и не просто дождь – дождь со снегом. Мне холодно и мы спускаемся вниз.          

                   Небо светлеет, и мы  через Марсово поле идем к дому Инвалидов. Могила Наполеона – это грандиозно, как впрочем, и его деяния. И мысль о том , как полководец воздал по заслугам своим боевым товарищам. И как гражданин, пусть даже обличённый властью, отплатил другим гражданам, воевавшим за его страну, ещё долго меня не покидает. Дом Инвалидов – это не просто слова –« Никто не забыт, ничто не забыто», это место,  куда можно было прийти и где тебя бы приняли.

                   Музей Коньяк-Жей. Это особняк 18-го века. Очень милый и уютный. В нём можно помечтать  на тему: «Если бы я жил здесь, то  в этой комнате…». Он нас умиляет и мы идём на Монмартр.

            Сакре – Кер, вся белая, как невеста, нас очаровывает. На неё хочется смотреть и смотреть. Мы попадаем на службу.  Монашки поют ангельскими голосами. Мы садимся на скамью. Ноги ноют, души поют, в голове абсолютная неразбериха от полноты впечатлений.

              Мы выходим из церкви и идём на Сам Монмартр! Там толкучка. Атмосфера, о которой мы столько слышали, убита индустрией туризма; кафе безумно дорогие, художники рисуют только портреты прохожих, только за деньги и только на заранее оборудованных и , по всей вероятности, купленных местах. И поэтому, когда мы видим старичка с авоськой, то мысль о том, что могут быть люди, которые здесь живут, показалась странной и трогательной. И мне захотелось быть среди них. 

               Мы всё же пошли пить кофе. Я заказала невкусный пирог. Мы посмотрели немного на пёстрый людской поток и ушли.

  Мне кажется, сейчас самое время рассказать о том, как устроено наше питание. Вечером мы покупаем сыр – каждый день другой ( чтобы побольше попробовать), колбасу, хлеб, какой-нибудь овощ и иногда пиво. Это не очень дорого, но очень интересно. Мы готовим чай в номере, и этой еды нам хватает на  ужин и на завтрак.

                Нам очень вкусно. Мы по очереди  принимаем горячую ванну, в надежде, что ноги хоть немного отойдут и идём спать.

 

 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ.

                За окном снова пасмурно, но у нас по плану сады Тюильри и площадь Конкорд и нам « уж лучше мокнуть под дождём, чем в душной комнате томиться…».  Вместо того, чтобы представлять себе, как в прошлом веке я бы гуляла в криналинах среди прекрасных статуй, я мечтаю , о том, как красиво мы могли бы гулять, мечтать, сидеть на лавочках, если бы грело солнышко. Но парк всё равно хорош. Перспектива на Елисейские поля с одной стороны ,  Лувр с другой – это завораживает.

                Мы идём  на площадь Конкорд. Теперь она открывается перед нами  с другой точки. Мы видим сейчас её иначе, и опять это грандиозно.

                От площади Конкорд рукой подать до Петит Палас. Там очень приятная коллекция живописи, да и коллекция скульптуры неплохая. Мы ходим по дворцу, представляем как там жили раньше. И выходим в накрапывающий противный дождик.

                  Идём пешком вдоль берега Сены на площадь Трокальдеро, С нашим приближением дождь усиливается и, в довершение всего, музей Монумент Франсэз оказывается закрытым на ремонт до 99 года. Игорь предлагает не  ждать его открытия, а продолжить выполнять нашу программу.

 

                  Мы очень голодны. Заходим в  маленький ресторанчик, где можно поесть и, за одно, посмотреть в окно на проходящих мимо парижан.

                    Немного  отдохнув,  мы отправляемся на поиски музея Нисима де Кимондо. Это великолепный особняк одного еврейского банкира. Он предназначался в наследство его сыну, но сын разбился на самолёте, тогда банкир  завещал свой дом Парижу. Кстати, остальная семья Кимондо погибла в  Освенциме. Но банкир есть банкир, и еврей есть еврей. Обстановка особняка разнообразна и  сделана с большим вкусом. Переходя из комнаты в комнату, ты  как бы переходишь из столетия в столетие. Я хотела бы в таком жить, естественно, в качестве хозяйки.

                    Музей Кернуши – китайское искусство. Я ожидала чего-то необыкновенного: драконов, вееров, живописи, нецке… А оказалось просто черепки. Или мы чего-то не поняли. Сейчас 17.00 и мы возвращаемся в гостиницу. Нужно ведь отдохнуть перед вечерним театром. 

                   По дороге мы натыкаемся на роскошный цветочный магазин. Игорь дарит мне ирисы синие – синие. Потом мы находим кондитерскую, как раз с такими пирожными, которые я давно хотела, только очень маленькими. Это даёт нам возможность попробовать несколько. Их упаковывают в очаровательную коробочку, похожую на корзинку и мы, уставшие, но очень довольные, идём домой. Идём – это громко сказано, идти мы уже не в состоянии. Мы едем на метро. И тут обнаруживается, что  на нашей станции один из выходов  ведёт прямо в торговый центр. Игорь идёт отдыхать, а мне ну просто необходимо, хоть одним глазом, взглянуть на французские моды. Собрав последние остатки сил ( в конце концов, женщина я или нет), я не просто смотрю, а покупаю себе костюм. И теперь, уже довольная до конца, возвращаюсь в гостиницу.

                    Гранд Опера. Клементина – жена Тита. Опера Моцарта. Наши места действительно с ограниченной видимостью. Но это современная постановка. В ней нет роскошных костюмов и т.д. Это я так себя уговаривала, почему не так уж страшно ничего не видеть ( но, между нами говоря, декорации, конечно, были очень интересными). Пели на итальянском, но как в немом кино, над занавесом были титры. Голоса прекрасные, иногда я даже думала, что понимаю, о чём идёт  речь. В антракте мы пошли прогуляться и, конечно, посмотреть на росписи Марка Шагала на плафоне театра. Это очень красиво, я имею в виду сам театр.  Но больше всего нас взволновал дух, витающий в здании. И ещё.  Там сейчас так много туристов, что даже пиджак и галстук, отсутствующие у Игоря , не выглядели      обязательными.

 

                 ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ.

              

               У нас сегодня очень напряженная программа. Мы направляемся в музей Пикассо. Накрапывает дождь, а мы, узкими улочками,   мимо магазинов с манящими пирожными, идём в музей. Музей большой и современный. Живопись, представленная в нём, по стилю далека от «Девочки на шаре» или «Комедиантов». Я разочарована, а Игорю нравится. Поэтому он идёт медленно, как бы смакуя каждый зал, так мне кажется.

              Теперь в музей Карнавалет. Это музей истории Парижа. Он расположен в очень старом особняке, который много раз перестраивался.  Здесь есть залы, хранящие пол 18 века – он был выложен булыжниками, а есть залы, дышащие романтикой 16 века -  в них лепнина в завитушках, кровати с балдахином и т.д. Но самым большим сюрпризом здесь - была  выставка посвящённая творчеству Нуриева.

                На выставке, кроме его личных вещей, было много фотографий, сценических костюмов, нот и книг. Их подбор немного удивил – книги по театральному мастерству и рядом книги Лимонова. А после всего зал с видеозаписями его выступлений. Мы не могли оторваться. Но время в Париже течёт быстро и мы идём дальше.

                 Церковь Сент-Шапель, такую нарядную, окидываем беглым взглядом, делаем несколько фотографий и в Консьержери.

                 Он выглядит очень интригующе снаружи и очень мрачно внутри. Игорь говорит, что он похож на Петропавловскую крепость, и, действительно, через несколько шагов мы натыкаемся на камеры, где были заточены Мария-Антуанетта и другие аристократы. В камерах восковые фигуры. И я, в который уже раз, испытываю ужас при мысли о возможности и последствиях народных бунтов.

                   Из Консьержери, по берегу Сены, пересекая узкие улочки Ситэ, мы направляемся  к Нотр-Дам. Народу тьма-тьмущая. В соборе идёт служба, снаружи здание реставрируется. Вот и получается, что всё вроде открыто, а посмотреть ничего нельзя. Может, поэтому никаких ярких впечатлений не осталось.

                  Музей Клюни.  Милочка не зря говорила , что туда стоит пойти. Гобелены, статуи, внутренний дворик. Переходя из зала в зал, было чувство, что переходишь от эпохи к эпохе.

                   Здесь, в Латинском квартале, мы наблюдали забавную сцену. Воришка стащил булочку и пирожное. Хозяйка стала ругать его за то, что он ворует, вместо того, чтобы попросить. Он ответил, что постеснялся попросить. Положил булочку на место и ушёл.

                    После Клюни у нас по плану Сорбонна.  Но мы не нашли в неё вход. А, может, его и нет вовсе.

                     И мы отправились в Пантеон. Само здание очень впечатляет. Создаётся впечатление, и, наверное, это правильно, что сама Франция воздаёт последние почести своим лучшим сыновьям, а могилы обычные, только под землёй. Мы идём домой, а позже возвращаемся к Собору Парижской Богоматери и садимся в маленький речной трамвайчик, чтобы ещё раз по-иному взглянуть на Париж, увидеть уже знакомые места в загадочных вечерних огнях.

                  Ужин и сон без задних ног….

        ДЕНЬ ПЯТЫЙ.

 

Люксембургский парк. Он очень маленький. Если бы не несколько статуй и фонтанчик, он мог бы сойти за городской сквер.  Но какой ухоженный и уютный. В нём есть всё, начиная от детских площадок и тихих лавочек для пенсионеров, и заканчивая теннисными кортами.

         Мы уже привыкли каждый день во время второго завтрака заходить в маленькую кондитерскую с большим ассортиментом  пирожных, и совершать ритуал поедания сладостей, возведя его в ранг культа.

          Вот и сегодня, мы прошли через какой-то рынок, где было множество видов устриц,   очень аппетитные раки, забрели в квартал правительственных учреждений и там нашли маленькую кофейню, второй этаж которой и стал нашей остановкой.

           Кстати, район, в который мы попали,  называется Сен-Жермен.  И ,конечно же, грех было бы не заглянуть в самую старую парижскую церковь  Сен-Жермен-де Пре. Её архитектура отличается, поэтому она и запомнилась. А вообще, ничего особенно выдающегося. И почему Жванецкий о ней так много рассказывал?

             Теперь в Лувр. Ещё дома, разглядывая планы дворца, я выбрала разделы и экспозиции, которые хотела бы посмотреть. Скажу честно, этот план мы так до конца и не выполнили. Но вот несколько умозаключений о Лувре:

1.     Французы очень гордятся своим прошлым вообще и  искусством в частности.

2.     Я больше люблю северо-европейскую живопись. Французская слишком слащава.

3.     Венера Милосская в маленьких статуэтках выглядит намного изящнее, чем в оригинале. Коллекция Лувра очень разнопланова, её надо  смотреть не в один день и тематически.

4.      Сама композиция здания Лувра  и его архитектура заслуживают восхищения, не говоря о планировке залов и их освещении, что дополняет величие всего того, что собрано в нём.

5.     Для справки: недалеко от входа на втором этаже есть великолепное кафе, где можно отдохнуть, поесть вкусных раков, мидии и т.п. и закусить разнообразием французских пирожных с ароматным кофе и удовлетворёнными покинуть музей с желанием ещё и ещё посетить его. 

 

В 21:00, мёртвые,  мы вышли из музея, и сил у нас не было даже на то, чтобы дойти до кровати. К счастью, портье по какой-то причине не заказал нам билеты в Фоли Бурже. Так что мы с чистой совестью пошли спать.

 

 

                  ДЕНЬ ШЕСТОЙ.

Сегодня наш последний день в Париже. Мы доехали до сада Тюильри, чтобы погулять не догулянное, ещё раз обошли площадь Конкорд и по Елисейским полям, разглядывая витрины дорогущих магазинов, пошли к Триумфальной арке. Арка действительно «Триумфальная». Когда французы хотели построить что- то внушительное и грандиозное – им это удавалось. Отсюда прямыми и широкими улицами к станции съёма машины и назад к Триумфальной арке. Потом, мимо Лувра, в гостиницу отдыхать.

              Вечер. Последний вечер в Париже. Фоли Бурже по-прежнему не работает  и  мы бронируем места в «Бешеных лошадях». В справочнике о нём написано, что это место, возможно  «излишне сексуально» Стоит это очень дорого, чуть меньше 100 долларов на человека. Билет, кроме зрелища, включает 2 бокала вина.

               Когда официант, вместо того, чтобы предложить нам меню, поинтересовался , что мы будем пить, мы растерялись. Я не знаю из каких глубин моего сознания вырвались слова «Сухой Мартини».  Но это оказалось вкусно. «Мартини, бикини, мини  и наслаждение, вечное  как Рим». Интересно, можно ли было придумать что-нибудь такое, чего у них не нашлось бы. Но на этот вопрос ответа мы так никогда и не узнаем.

               Представление не похоже на то варьете, о котором я столько читала ( весёлое и искрящееся ), скорее это стриптиз  с хорошо  поставленными танцами.

                Мы сидим в первом ряду, упираясь коленками в маленькую сцену. Сидеть приходится запрокинув головы назад. Это не очень удобно и мешает охватить всю сцену, пусть даже маленькую. Когда барышни задирали ноги, то их каблуки доставали почти до Игоря носа. Я не могу сказать, что мы получили громадное удовольствие, но поставили галочку.

                 Когда мы вышли, шёл дождь. Поэтому и сегодня, в последний вечер, у нас нет шансов прогуляться по ночному городу пешком. Мы сели в метро и поехали в гостиницу собирать чемоданы.

 

 

                         ДЕНЬ СЕДЬМОЙ

           К мелкому дождику мы привыкли, и он не мог нам испортить настроение. Вместо маленького Ситроена нам дали роскошный Форд Эскорт.   Он находился в многоэтажном гараже, который мы вначале приняли его за простой  жилой дом.

          Выезжаем мы из Парижа по кольцевой дороге, мимо Триумфальной арки.  Это настоящий экзамен по вождению, и Игорь его выдержал с отличием. Потом кольцевая дорога и съезд на трассу. И сразу сюрприз – дороги платные и совсем не дешевые ( 20 шк.)

           Мы едем на Реймс. По дороге открываются прекрасные пейзажи – пейзажи с картин Пуссена . Кстати, сейчас он уже не кажется мне таким приторным.  Реймский собор виден издалека. Сразу выясняется, что все стоянки платные. Я согласна платить, а Игорь решает поискать что-нибудь бесплатное. И мы находим парк на берегу реки, названия которой мы не знаем. Ставим машину под ивой и идём искать гостиницу. Она находится моментально. Дождь прекращается, выглядывает солнышко, и мы идём знакомиться с городом.

              Прежде всего собор, где короновались французские короли. Он прекрасен. Нам нравится больше Парижского Нотр Дам. Там есть ещё и музейчик, где выставлены всякие атрибуты для коронации. Оказывается, горностаевая мантия – это очень роскошно, но, к сожалению , к израильскому климату она не подходит.

                Мы голодны, значит следующий пункт нашей программы – ресторан. Мы выбираем небольшой и, на вид,  очень уютный под названием «Буржуа». Заходим, и действительно попадаем в мир буржуа. Я уверена, что такая атмосфера была в русских ресторанах во времена НЭП.

               На каждом столике стоит карточка с ценами на шампанское. Они астрономические  ( бутылка стоит в районе 300 шк, но у всех обедающих на столиках вино.) Мы решаем пока обойтись без. Между  столиками снуёт официант, проверяя всё ли в порядке и подливая посетителям в бокалы.  Нам приносят маленькие булочки и  гусиный паштет чтобы заморить червячка, пока не будет готов наш заказ.

               Рядом с нами сидит компания мужчин, наверное, завсегдатаев. Они оживлённо беседуют и в конце очень театрально с большими церемониями прощаются. Прямо кадр из фильма.

                Еда вкусная, но мы пока ещё не можем найти чего-то  необыкновенного. Обед получается достаточно дорогим. Зато мы немного  отдохнули и можем двигаться дальше.

                Спросив у совета официанта, выбираем винные погреба и идём на дегустацию. Нас водят длинными подземными переходами, рассказывают о процессе производства шампанского.

                На одном из стендов мы видим фотографию  владельца завода. И я узнаю в нём нашего соседа по столику в ресторане. Только сейчас мы поняли, в каком ресторане мы были и почему посетители, не смотря на цены, пили вино.

               В конце экскурсии нам дают попробовать один из видов шампанского ( каждый выбирает по своему вкусу и знаниям). Этот  пункт программы можно считать выполненным.

                Мы прогулялись по городу, жизнь в котором в 2 часа дня будто остановилась: пустые улицы, закрытые магазины, даже машин как-будто меньше на дорогах. А самое удивительное – музеи закрыты.

               Пока мы гуляли, нашли римскую Триумфальную арку ( просто разломки), какие-то древние захоронения и, непонятным нам самим путём, вернулись назад к Собору. После Лувра и д’Орсей местный музей изящных искусств  сильно поразить нас не смог, но всё равно он был «другим». Это музей, в котором все стены затянуты тёмными шпалерами, в котором служащие при встрече говорили нам «Добрый день», будто только нас они и ждали. Стены этого музея выглядели старше парижских и были не такими туристическими.

             Потом, мы ещё вернулись в Собор. Послушали орган (он играл там всё время, наверное, магнитофон), пошли   проведать  нашу машину, потому что  не могли поверить, что так сразу нашли бесплатную стоянку, так как  кроме этой за целый день прогулок  мы не встретили больше ни одной. Игорь рассказывал по дороге, что, наверное ,нашу машину  увезли на штрафную площадку или надели башмак или…

              Мы вздохнули с облегчением, когда увидели её целой и невредимой и не арестованной. Теперь можно спокойно ужинать и спать.

 

 

                  ДЕНЬ ВОСЬМОЙ,

 

               Рано утром мы выехали из Реймса. Наш путь в провинцию Лоррейн и её столицу – Нанси- город Станислава и Марии Лещинских.

              Мы приехали достаточно рано, но улицы уже проснулись. Мы остановились в маленьком переулке, возле городского парка. В доме, у которого стояла машина, на первом этаже было раскрыто окно ,и в нём стояла чистенькая старушка, которой очень хотелось пообщаться.

              Она показала Игорю медальон, они что то ещё обсудили и мы через парк  пошли на площадь Станислава.

               Парк очень ухоженный и красивый. Мы нашли старую иву, подсвеченную изнутри. Наверное, вечером это очень красиво. Площадь Станислава прелестна. С четырёх её сторон установлены кованные золоченые ворота с вензелями и у двух из них роскошные фонтаны. Дворец и здание муниципалитета очень изящны и , как ни странно, множество маленьких кафе и ресторанов,  рассыпанных по всей площади, совсем не умаляют её красоты и гармонии. Но – труба зовёт, и сделав  небольшой круг по городу,  посетив местный собор (не являющийся, впрочем, большой достопримечательностью), мы  тем же парком возвращаемся к машине и едем  к винной дороге Эльзаса.

               Местность равнинная. Множество, насколько хватает глаза, виноградников. Сколько же можно сделать из него вина.!  С приближением к Эльзасу пейзаж становится более гористым и немецким. Постепенно мы въезжаем в лес.

                По  дороге много указателей-реклам маленьких лесных гостиниц с  баснословно  низкими ценами. Нам хочется остаться, но ещё рано, у нас ещё много сил   и  мы решаем  продолжать.

                Мы спускаемся с гор. Пейзаж становится холмистым. Дорога петляет мимо маленьких деревень, церквушек и необозримых виноградников.

           Риквир. Я бы не назвала его деревней,  а скорее маленьким городком. Он очень уютный и живописный. В нём  есть и рестораны, и дегустационные залы, и гостиницы, и разнообразные церкви ( католическая, православная,  Греко- католическая и т.д.) и даже музей.

           Мы гуляем по узким улочкам, заходим в церкви. Выглянуло солнышко. Нам хорошо и, уже  второй раз за сегодняшний день, нам хочется остаться. Усилием воли мы покидаем это изумительное и очень нарядное место.

           Кольмар близко, и мы успокаиваем себя тем, что если не найдём там подходящего жилья , то вернёмся в  Риквир.

           Мы въезжаем в Кольмар и, может  от того, что мы так много ждали от этого города, мы несколько разочарованы.                                           

            Пока мы паркуемся, пока находим гостинцу и переносим вещи, «музейный»  день заканчивается, мы вынуждены отложить выполнение программы на завтра.

            Но сегодня можно просто погулять по городу. Мы идём в его старую часть. Она очаровательна. У меня в плане написано, что на другом конце города  есть магазин вкусных рыбных деликатесов. Но Игорь говорит, что это безумие – притащиться так далеко и искать рыбный магазин. Мы покупаем сыр, колбасу и черешню, и с чувством, что наша программа впервые за всё наше путешествие не выполнена,  идём в гостиницу.  И вообще нам жаль, что мы не остались в  Риквире.

 

 

                 ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ. 

 

               Я перечитываю свой план и выясняется, что рыбный магазин, в который я так стремилась, находится в так называемой, Эльзаской Венеции.

Которая, впрочем, и является целью нашего визита.

               Мы сносим вещи в машину , и тихими полу -спящими улицами идём в заданном направлении. И вдруг – скопление народа. Это очень странно в столь ранний час.

               Горит старинная гостиница. Горят занавеси, рамы, перекладины. Мною овладевает грусть: « ну вот,  люди станут   ещё на один кусочек истории беднее».  Но приезжают пожарные и очень быстро всё гасят. История спасена, я спокойна, мы можем продолжать.

              Мы выходим к каналам, я спускаюсь в лодку,  и тут… у нас ломается фотоаппарат, и Эльзасская Венеция нас больше не радует.

                Унтер-ден-Лиден. Это вовсе неплохо, можно сказать, хорошо. Он расположен  в здании старинного монастыря.   Здесь много интересных работ (живопись всё больше немецкая). Мы гуляем по залам, но к  сожалению, нам не разрешают выйти в уютный итальянский дворик.

                 Я думала, что монастыри должны выглядеть и дышать как-то по -особенному. Но в этом музее мало комнат,  рассказывающих о монастырской жизни. Наверное, от того,  что во французских романах все самые загадочные истории происходили за толстыми монастырскими стенами,  все самые большие секреты были спрятаны в кельях настоятелей, мне было так интересно, хоть одним глазом,  заглянуть туда ( а может, я просто слишком любопытна).

              Снова в дорогу. Наш путь в Бургундию. Но по дороге мы хотим взять день передышки. Мы  въезжаем в крохотный городок – всего одна улица, имя  которому Контрексвиль. Заранее настроенная на отдых, я рассчитываю ещё и на  красивую жизнь.  Мы решаем не экономить, а поселиться в гостинице подороже. Проходим мимо нескольких, но они нам не нравятся. И тут Игорь обращает внимание на  гостиницу в старом здании с очень интригующим и очень «книжным» названием «Двенадцать апостолов». Всего две звёздочки, я сопротивляюсь. Хочу красивую жизнь!!! Игорь просит хотя бы осмотреть номер. Ладно, так уж и быть. В это время к нам подходит хозяин. Он словоохотливый и сияет доброжелательностью. Он предлагает нам экскурсию по гостинице. « Вот эта комната в стиле французской революции, а эта -  период Регентства, а эта  - в стиле Людовика ХV, а вот эта, весёленькая с ситцевыми  занавесочками – в стиле кантри».

                 Цена смехотворная. Мы проходим зимний сад, солярий, комнату видео, бар-ресторан, сауну, бассейн, комнату для занятий спортом. Я устоять не могла, и мы расположились в комнате Людовика ХV.

                 Даже погода в этот день наладилась. Выглянуло солнце, стало жарко. Мы впервые смогли снять свитера и одеться красиво. И тут случилось непредвиденное – у меня порвались босоножки. Это была почти трагедия, и мы пошли искать магазин обуви. Так впервые мы попали в сеть магазинов «Супер Марше». Рядом с Контрксвилем  оказался  гигантский обувной супер, и мы покупаем там 8 пар обуви, на все или почти все случаи жизни. Это стоило меньше 400 шекелей.

          Еще мы купили всякие вкусные вещи на завтрак  и пошли в гостиницу совершать обряд дневного сна, такой естественный в отпуске  и такой забытый нами, ввиду насыщенности нашей программы.

          Мы проснулись очень голодными  и решили, не мудрствуя лукаво,  поужинать прямо в гостинице. Это было потрясающе, как-будто мы попали в другую эпоху. В зале одни французы. Они приехали провести несколько спокойных дней.  Свечи, камин…Посетители и мы тоже одеты к ужину. Официанты ведут себя так, как будто знают привычки каждого. Создаётся впечатление, что каждый здесь постоянный клиент.

          Мы заказываем еду ( я, конечно, креветочный коктейль), бутылку Токая и наслаждаемся покоем. Хозяин, его зовут Пипо, носится между столиками, проверяя всё ли в порядке, говоря комплименты и, создавая  уют. Мой коктейль – пища богов. Ещё никогда мне не было так вкусно. Креветки тают во рту, мы  пьём вино и хочется, чтобы этот вечер никогда не заканчивался. НО всему, к сожалению, когда-то приходит конец. А потом, у нас есть ещё один пункт программы – казино.

            Мы проигрываем франков 150. Нам даже не очень их жалко, такой волшебный сегодня вечер. А на улице дождь и холодно.

             Мы возвращаемся в гостиницу. Я кашляю, и хозяин говорит, что приготовит мне лечебное питьё. Приносит чашку с запаренным лимонными корочками. Я пью. А когда мы говорим, что решили остаться ещё на один день, нам приносят шампанское за счёт заведения. Вот так, праздничным шампанским и закончился этот волшебный день.

 

 

 

                    ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ.

 

               Утро. Мы не хотим вставать. Первый раз за всю поездку мы никуда не торопимся. Когда мы ложились спать, нам, не привычным к перинам, кровать показалась царским ложем. Но утром всё тело болит.

              Мы начинаем день с сауны и бассейна, не зная ещё, что этот день будет полон сюрпризов. Первый – бутылка минеральной воды под дверью. «Все постояльцы проходят курс водотерапии». На мой вопрос, где бы  я могла купить купальник, Пипо отвечает: « Не волнуйтесь. Я принесу Вам и купальные костюмы и халаты». Это второй сюрприз.

              Мы нежимся в сауне, плаваем в бассейне, Игорь проводит сеанс гидромассажа моей несчастной спине. Мы чувствуем себя современными буржуа. Но прошло уже два дня, а мы так и не видели Контрексвиля.

                Мы идём в городской парк, проходим водолечебницу ( очень похожую на Трускавецкий бювет или Мариански  Лазни, все также озабоченно  ходят с поильничками или бутылочками), оттуда на площадку для гольфа, оттуда…Мы натыкаемся на маленькую часовню. Дверь открыта, но войти нельзя, только заглянуть. Здесь похоронены члены русской императорской фамилии. Контрексвиль стал их последним пристанищем.

                Часовенка ухоженная, но видно, что могилы  не проведывают уже много лет. Нам становится грустно, и мы уходим.

                   С другой стороны улицы виден вокзал. Мы мечтаем, чтобы  мои родители приехали сюда отдохнуть на недельку  и берём для них расписание поездов. Париж-Нанси-Контрексвиль. Сейчас это кажется реальным.

                  Сегодня мы уже точно знаем, что хотим ужинать только в гостинице  ,и есть только коктейль их креветок..  

                 Первое, что нам подали, было вовсе не меню, а бутылка Токайского, не допитая нами вчера. Её сохранили для нас во льду. Так поступают дома, и благодаря внимательности Пипо, даже в мелочах, ощущение уюта не покидало нас. И эта бутылка   стала   очередным, уже

третьим за день, сюрпризом.

         После ужина  мы, по уже протоптанной дорожке - в казино. И, по уже, переставшей нам нравится привычке, проигрываем 150 франков. Мы выходим на улицу, и выясняется, что у Игоря полные карманы денег – он выиграл. Даже немного отбил вчерашний день. Но зная, насколько я азартна, не хотел признаться в этом раньше. Это четвёртый, и я думаю последний сюрприз на сегодня. Уже очень поздно, даже для сюрпризов.

 

 

              ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ.

 

         Мы выходим из номера, а под нашей дверью нет минеральной воды, и мы чувствуем себя обделёнными. Но кто думает об этом в предвкушении Бургундии.

          Итак , Дижон. Цветные крыши – явное преувеличение. А может нам так кажется из-за пасмурной погоды. Такое ощущение, что существовала красивая старая традиция, но сейчас всё запущено,  потускнело и осыпалось.

           Мы идём в герцогский дворец. Сегодня, по неизвестной нам причине, бесплатный вход.

            Здесь многое сохранилось, а может, удачно подобранны экспонаты.  В музее при входе всем желающим выдают детские коляски. И поэтому много посетителей с детьми и их чада не ноют и не просятся на руки. И снова задумываешься, и что же такое забота о человеке, как «привить» культуру. Наверное, это совсем не сложно, когда есть что прививать. Получилось банально, но всё равно правильно.

             В одном из залов часовня. В ней похоронены Их сиятельства герцог и герцогиня. «Это» чем -то напоминает египетский саркофаг. На крыше скульптурные изображения обоих, но лежат они как на игральных картах – валетом. Почему?

              Мы гуляем по центру года, по своей нудной привычке, дождь сопровождает нас на прогулке. И мы решаем ехать в Бон.

              В Боне большая программа.  Лучший в мире музей вин. Это не правда. Он совсем не лучший и совсем не вин, и очень дорогой. Не музей, а справочник по технологии и химическим процессам в винном деле. Выброшенное время и деньги.

              Теперь у нас нет доверия к Боннским музеям, и мы, совершив прогулку по центру, отправляемся на дегустацию. Я очень волнуюсь, чтобы Игорь остался трезвым, так как ещё рано и нет смысла оставаться в Боне ночевать.

               Дегустация в Бургундии совсем не похожа на  ту, что мы видели в Шампани. Но лучше я не буду сравнивать, а расскажу как было.

               Нас водили по длинным галереям, построенным в разные времена (начиная  с ХIV века) и рассказывали, наверное, о процессе изготовления.  Я лично ничего не поняла. Потом нам показали лучшие вина, посланные будущим поколениям,  они замурованы в особых нишах, на каждой из которых есть описание содержимого и адресат – год, в котором нишу надо вскрыть.

              В конце маршрута – комнаты для дегустаций. На столиках стоят разные вина с разной стоимостью ( от 70 до 300 франков ). И можно пробовать до полного опьянения. К концу маршрута у всех посетителей хорошее настроение  и  все как один стоят в очереди в кассу – оплатить свой выбор. Мы тоже хотим «оплатить». И тут к нам подходит одна из сотрудниц и предлагает попробовать вино «старого вкуса». Это потрясающе. Мы «выбираем» и его тоже. И уже в гостинице Игорь находит моих записях его название – «Крем де Касис»,  как рекомендацию для покупки.

               Везлей. Когда мы приехали, то увидели тьму народа. Такое столпотворение было , наверное,  только на Монмартрском пятачке. Плавно влившись в толпу, «мы оказываемся унесёнными к церкви».

                Сегодня большой церковный праздник. В соборе служба. Собор очень красивый. И не менее прекрасен вид с холма, на котором храм расположен. Всё дышит покоем и ухоженностью. Кажется, что так всегда было и так всегда будет. И именно в этом смысл исторической справедливости. Это место поразило нас красотой,  такой простой и понятной, так органично сливающейся с окружающей природой. 

               Уже 7 вечера, мы устали и решаем остановиться в первой же симпатичной гостинице. Но ничего подобного нам не попадается до самого

Невера. Мы приезжаем поздно, но место для ночлега находится сразу. Ужинаем дорого и не очень вкусно и идём спать.

 

 

             ДЕНЬ ДВЕНАДЦАТЫЙ.

           

                Мы встали рано, позавтракали круассанами в придорожном баре, Бармен рассказал нам, тёмным, что сегодня большой церковный праздник, поэтому ни о каком фарфоре и речи быть не может.

                Ну что ж значит, у нас нет повода задерживаться до открытия магазинов, мы просто гуляем по центру города. Идём по узким, свежим, словно умытым улочкам, выходим на  очень симпатичную центральную, я почему-то про себя назвала её Ратушной, площадь.

               Идём к главному собору города. Там уже началась служба. Проводит молодой священник. Он очень похож на отца Майкла из « Санта Барбары». Мы не понимаем ни слова из его речи. Но он так увлечён, сопровождает свои слова таким количеством жестов, его манеры так просты и милы, что нам хочется ещё немного остаться и послушать . Нам нравится и атмосфера, но дорога зовёт.

                Бурж. Здесь у нас единственная цель – Собор Сент Этьен. Он прекрасен, и сейчас мы понимаем, что соборов во Франции нам достаточно.

Уже не интересно. Но мы заходим. Знаменитый собор ещё пуст, но у многих икон уже зажжено по несколько свечей. Игорь удивляется, неужели, кто-то приходит в такой ранний час, только чтобы зажечь свечи. Я говорю, что ,наверное, это церковный служка зажигает у каждой иконы первую свечку утром. И тут, словно для разрешения наших сомнений, в церковь входит старик, одетый бедно, но очень опрятно и зажигает огонёк у лика святого. Может от того , что столько лет нас учили не верить в бога, происшедшее выглядит странным и непонятным. Мы возвращаемся к машине.

           Мы едем в  Лош. Это старинный замок-крепость. Всё в нём для войны: сторожевая башня, бойницы, конюшни, толстенные стены. В общем, это не замок, а целый город, к истории которого причастна Жанна  д’Дарк. Здесь есть церковь, где она молилась, залы, где убеждала короля вернуться к власти.

 Мы ужасно устали поднимаясь и спускаясь по крутым и узким лестницам. Нельзя сказать, что это воинственное сооружение доставило нам большое эстетическое наслаждение, а вот старый город и правда прелестен. Маленькая квадратная площадь с  нависающими балконами и цветами. Очень живописно  и уютно.  Мы хотели побродить и поесть пирожных, но начался ливень и прогнал нас из города. Но мы не огорчились, ведь он прогнал нас к долине Луары – долине любви.

            Но  ещё кое-что мы здесь совершили. Мы купили  для Дани пистолет прошлого пистолет века и  для меня гобелен на стенку.

             Наша  первая остановка – Шенонсо. Этот замок построен на фундаменте старой мельницы, и перегораживает реку почти как она. История этого места связана со многими громкими именами: Диана Пуатье , Екатерина Медичи, Герцог Алансонский и т.д.

             Замок роскошный, парк, вид на Луару, лес, где охотились французские короли – все это навевает романтическое настроение.

             В одной из построек на территории замка,  находится музей восковых фигур, воссоздающий различные сцены из истории  замка. Тут можно  подумать на темы:  была ли красавицей когда-то всесильная мадам Пуатье, о чём говорил Вольтер, когда бывал здесь, что чувствовала королева Медичи, изгоняя из замка свою соперницу.

             Мы выходим из замка, и снова начинается дождь. Значит, не гулять нам по парку. Жаль.

              Амбуаз.    Мы приезжаем поздно вечером. Паркуемся.  Селимся в первую попавшуюся гостиницу и идём смотреть город. Он  очень уютный и чистый. Всюду развешаны флаги с гербами. Мы гуляем по улицам в надежде найти  дегустационные подвалы. Вошли во вкус. Но всё закрыто.

              Что ж, тогда просто ужин. Игорь находит маленький увитый зеленью ресторан. Мы заходим. При ближайшем рассмотрении, он не так уж очарователен. Но мы устали, чтобы  что- то менять.

                Мы ужинаем   и начинаем двигаться в сторону гостиницы. Но тут со мною что-то происходит. Впервые в жизни я теряю ориентацию и не знаю куда идти. Карта всё время представляется мне как бы в зеркальном отражении. Но Игорь приходит на помощь, и мы, заглядывая во все витрины, всё-таки  находим дорогу домой.

 

 

               ДЕНЬ ТРИНАДЦАТЫЙ,

 

           Мы встали рано и пошли к дому Леонардо. По дороге мы обнаружили все винные погреба. Но они снова закрыты, теперь уже потому, что очень рано, чтобы пить.

            Леонардо жил совсем неплохо. Я бы даже сказала хорошо. У него был очень французский дом с садом, в саду озерцо («есть в старом замке дивный пруд, там лилии цветут…»), но  дождь прогоняет нас и оттуда.

              Следующая наша точка – Шеверни. Этот  замок сильно отличается от предыдущего. В нём нет романтики. Он намного более современный, хотя его хозяева и сохранили традиции предыдущих владельцев – они ездят на охоту в своих угодьях, приглашают друзей,  держат псарню, и у них есть павильон с охотничьими трофеями. Обычно это оленьи рога,  иногда кабаньи головы. Под  каждым из этих экспонатов подпись: где,  когда и  кем он добыт. Есть рога, снятые с оленей более 300 лет назад. Всё это аккуратно прибито по стенами и потолку охотничьего павильона. Интересно, кто вытирает там пыль. Почему-то,  когда я видела маленькие рожки, то всё время представляла оленят, и мне было их жалко.

             В одной из комнат на комоде я увидела современную свадебную фотографию, видимо, нынешних владельцев и мне тоже захотелось владеть чем-то подобным.

             Рассказывают, что хозяин замка имел «комнату короля», иначе говоря,  комнату всегда готовую к приезду его величества. Иногда, как и  в этом случае, короли так и никогда не гостили в этих покоях, но хозяева изощрялись в роскоши.

             За окном снова дождь, а мы упорно  продолжаем наш путь.

             Шамбур – самый крупный замок в долине Луары. Его размеры настолько велики, что у французский королей так никогда и не нашлось денег, чтобы меблировать его до конца.

             Зато сейчас, это чуть ли не единственный замок, принадлежащий государству, и его стараются обставить. Но он громаден. И я думаю, что пройдёт не один десяток лет, пока заполнят все комнаты.

              Мы ходим по винтовым лестницам. Они широки и удобны. Поднимаемся на смотровую площадку – перед нами обычное пасмурное небо, и доходим до крыла «Белой королевы». Время пощадило эти комнаты. Одна из королев, не помню её имени, укрылась здесь после смерти её мужа. А поскольку у королев цвет траура белый, то её, посвятившую остаток жизни молитвам, прозвали «белой». А вот её  покои очень тёмные, декорированные всякими символами смерти (например, черепами). Я думала, зачем быть королевой,  если жить в такой обстановке. Королева должна носить бриллианты, участвовать в балах, быть предметом поклонения… Может я мыслю примитивно, но я не готова признать за королевой право быть просто несчастной женщиной.

          На этой минорной ноте мы бросаем последний взгляд на величественный и мрачный Шамбур и под монотонное накрапывание дождя направляемся в аббатство  Сент-Бенуа-Сюр-Луар.

            В само аббатство  войти нельзя, только в церковь. А церквями нас удивить уже сложно. Тем более, что церковь просто старая. Нас совсем не впечатляет и мы быстро, не познакомившись с аббатом, уезжаем.

            Орлеан. Наконец дождь перестал. При въезде сразу чувствуется, что мы попали в большой промышленный город. И это охлаждает наш пыл. Когда я разрабатывала маршрут, то  думала, что здесь мы встретим если не Жанну д’Арк, то по меньшей мере её родственников. Но ничего подобного.

            Мы въезжаем на центральную площадь. Паркуемся в запрещённом месте. Уже поздно и мы надеемся, что всё обойдётся. Красивый собор. Мы входим во внутрь. Всё украшено флагами и цветами. Готовятся к какому-то молодёжному празднику. Мы, больше по привычке, обходим сводчатый зал. И тут я замечаю захоронение  с надписью, из которой я могу  понять только имена. А они таковы: «Анна, королева Франции из Киева». Игорь переводит надпись. Оказывается это могила Филиппа – сына Анны. Но как всё же тесен мир. С этой мыслью мы покидаем Орлеан.

              Нам хочется маленькую сельскую гостиницу. Но нам не везёт. И мы на въезде в какой-то город находим гостиницу, наверное, для водителей дальнобойщиков. Всё чисто, но очень стандартно, похоже на клетку или купе: кровать, телевизор, ванная, туалет. Нам нужно просто переспать ночь. У меня болит шея, и я интересуюсь только кроватью. Мы ужинаем в таком же стандартном ресторане и идём спать.

 

 

                ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ.

 

               Мы выезжаем в Руан. Это очень красивый и уютный город. На центральной площади возле собора мы находим прелестную гостиницу и решаем остаться до конца дня в Руане.

               И дело не только в том, что я плохо себя чувствую. Нам просто нравится город, а впечатлениями, дорогой мы просто переполнены..

               Мы идём в Руанский собор, но и здесь мало воспоминаний о Жанне д’Арк. Заходим в магазин, там ко мне обращаются на иврите. Оказывается, мой бывший сотрудник. Я его не помню, только он меня, но встреча всё равно приятна.

               Игорь соблазняет меня проехаться по городу на малюсеньком очень нарядном поезде. Я соглашаюсь. Не припомню, когда ещё мне было так больно. Поезд едет по булыжной мостовой, и я чувствую каждый камень своей больной шеей. Улицы узкие и извилистые. Поэтому мы видим только окна домов, расположенные только на уровне глаз, другими словами ничего  не видим.

                Ну, вот эта пытка кончена. Неплохо бы и пообедать. Я по обыкновению заказываю кальмаров. А Игорь сказал, что больше не хочет выпендриваться и закажет свиной стек (правда, тартар, и правда по-нормандски). Ну как может выглядеть такое блюдо?  То, что мы увидели, не могло предсказать даже очень богатое  воображение. Это было перекрученное с яблоками, заправленными всякими специями …абсолютно сырое мясо. Игорь хотел было дать задний ход, но оказалось необыкновенно вкусно.

                Вечером – прогулка по городу. Мы набредаем на старинное сооружение покрытое черной черепицей. Игорь говорит, что это базар. Я не верю. Заглядываю в окно. Оказывается  - это церковь. Она построена в виде шлема и лежащего рядом меча. Выясняется, что это и правда базарная площадь, на которой сожгли Жанну. На месте костра гигантский крест, а рядом музей, посвященный Великой Деве.

                Но уже поздно и всё закрыто, и церковь и музей. А утром они открываются поздно. И нам очень жаль, что мы всё проморгали.

                Из окна нашей гостиницы виден Руанский собор. Его подсвечивают ночью. Это великолепное зрелище, которое, наверное, вдвое увеличивает цену нашего гостиничного номера. Но это того стоит.

 

 

       ДЕНЬ ПЯТНАДЦАТЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ.

 

 Рано утром мы выезжаем в сторону Парижа. Игорь решает, что было несправедливо обделить вниманием  Версаль.

          Мы едем в Трианоны. Но королевские покои нам уже не вновь. В одном месте мы замечаем группу, идущую по залу, дверь в который перегорожена верёвочкой. «Интересно, как туда заходят?» - спрашивает Игорь. «Вот так» - говорю я и переступаю через верёвочку. Дверь за нами тут же закрывается.  И мы попадаем в жилые покои дворца,  доступ в  которые закрыт для посетителей.

           Нужно отметить, что французские короли жили недурно. И ещё ленточки, которыми подвязываются занавеси, во Франции приспосабливают очень необычным манером. Мне понравилось и я научилась!

           Мы гуляли по парку. Конечно, он меркнет рядом с Петергофом. Но мы решили, что Петру было просто легче. Он копировал и старался переплюнуть, а при достаточном количестве денег это проще  , чем придумывать самому.

           Мы въезжаем в Париж. Булонский лес .  И ресторан на борту кораблика. Ресторан безумно дорогой, но нам вкусно и красиво.

            Дьюти-фри дорогой и не интересный. Ожидая полёта, мы познакомились с одной израильской парой. И они нам рассказали следующую историю.

           «Мы первый раз за границей. Два дня у нас всё складывалось хорошо. Мы чик-чак доехали на метро в нужное место.  А вчера мы заблудились. Мой муж нервничал. Мы всё время выходили не на той станции. Он порвал карту и сказал, что больше никуда не поедет. Даже из гостиницы не выйдет. Сказал, что сам без группы больше никуда не поедет.»

          Я представила себе марокканца, уничтожающую ни в чём не повинную карту и мне стало смешно.  Наверное, в своём Марокко они никогда метро не видели, так что трудно их за это осуждать. Но всё равно смешно. Что я расистка, я и так знаю.

          В аэропорту мы последний раз пьем, кто кофе, кто чай. Предполётное волнение. И…мы будем мечтать о новом отпуске.

Страна: 
Total votes: 7
Нет ------------------------------------------Да

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
4 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.