РОМАНТИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В НИЦЦУ

Твой образ, легкий и блистающий,

Как на ладони я держу.

И бабочкой неувядающей

Благоговейно дорожу.

 

И много лет прошло, и счастливо

Я прожил без тебя, а все ж

Порой я думаю опасливо -

Жива ли ты, и где живешь?

 

В. Набоков

 

 

РОМАНТИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В НИЦЦУ

 

Необходимое предисловие.

 

     Юношеские годы оставляют самые сильные впечатления и накладывают отпечаток на всю жизнь. Когда мне было 17-18 лет, я учился в выпускном классе школы. И вот незадолго до окончания школы в 1964 году мы с Аней, моей одноклассницей, назначили друг другу свидание через годы - 1 января 2000 года. До этого дня мы надеялись дожить. Затем мы вместе поступили в Университет, но дальше наши пути разошлись. Через несколько лет после окончания Университета Аня  эмигрировала из Советского Союза в Америку. Там она вышла замуж, они с мужем Сашей работали до 2000 года, а затем, когда Саша вышел на пенсию, переехали во Францию.

     1 января 2000 года я все-таки упрямо пришел на условленное место. Разумеется, я никого не дождался. Тогда я стал разыскивать Аню. Через цепочку знакомых я узнал ее адрес, написал ей письмо. Мы стали переписываться. Когда Аня с Сашей обосновались в Ницце, они пригласили меня погостить. Я получил визу, купил билет на самолет и - полетел!

 

2 мая, воскресенье.

 

    Вылет в 15-30 по московскому времени. У меня чемодан и сумка,  я везу для Ани много книг, которые она мне заказывала. Погода хорошая, но прохладно, около 10С. Все спокойно, прошел таможню, поставили штамп в паспорте, но вылет задерживается примерно на полчаса. Таков уж, кажется, обычай Аэрофлота. Самолет ТУ-154, все места заняты. Практически все русские, много пожилых. Едут отдыхать. Мое место у окна, что мне очень по душе - люблю смотреть в окна любого транспорта! Взлетаем! - и вот подо мной южные районы Петербурга, через несколько секунд назад уплывает Петергоф, Финский залив… Самолет летит по гигантской дуге - сначала над Балтийским морем, затем над северной частью Польши, затем потихоньку поворачивает на юг, через Бельгию, Швейцарию и вот под нами Альпы! Снежные вершины величественно плывут под крыльями самолета. Три часа полета - и самолет начинает снижение. Над горами густая облачность, которая снижается по мере подлета к побережью Средиземного моря. Господи, куда меня занесло! Самолет делает круг совсем низко над водой и летит к берегу. Внезапно под нами оказывается аэродром, который расположен здесь на какой-то прибрежной косе. Прибыли! Выхожу из самолета, погода пасмурная, недавно шел дождь. Формальности прилета отнимают минут сорок. И вот я вижу Аню с Сашей, они встречают меня. Мы здороваемся…

     Впечатление от встречи сложное. Я видел ее фотографии, поэтому примерно представлял ее облик. Конечно, это уже не та девочка, что 40 лет назад. Да и я уже далеко не мальчик. Но сказаны первые слова, и я убеждаюсь, что голос остался прежний, что манера говорить та же, ну, а что голова поседела - так это понятно, у меня-то волос вообще почти не осталось. И уже через несколько минут разговора ее теперешний образ слился в моем сознании с той девушкой, с которой мы так подолгу бродили по Ленинграду сорок лет назад. Но сейчас мы едем по Ницце, автобус здесь стоит 1,30 евро (чуть меньше 50 рублей). Аня с Сашей с улыбкой сдерживают мои порывы самому расплатиться. Полчаса езды, пять минут ходьбы, и вот мы в их квартире. Это квартира в старом доме, построен он лет сто назад, но недавно сделан тщательный ремонт. Меня встречают очень тепло. Стол накрыт, меня провожают в отдельную комнату, в которую всю эту неделю хозяева будут входить не иначе, как предварительно постучавшись. В квартире три комнаты, "совмещенный" (но очень свободный!) санузел, уютная кухня, в которой стоит в один ряд холодильник, раковина, стиральная машина, плита и кухонный стол. У другой стены довольно высокий встроенный стол с двумя такими же высокими стульями. Здесь хозяева едят, когда нет гостей. Сейчас же мы садимся за стол в гостиной, стол прямоугольный, стоит посередине комнаты. Сюда же из "моей" комнаты на время моего пребывания перенесен компьютер, на котором Саша работает. Открыта бутылка шампанского, выпита еще бутылка красного вина, плотно закусываем. Хозяева очень любят зелень, ее здесь очень много, так что салат присутствовал на наших трапезах практически всегда. Идут неизбежные в таких случаях бессистемные разговоры: "А как ты?…А вы?…А мы…" Мы перескакиваем с пятого на десятое, пытаясь говорить сразу обо всем. Параллельно ведутся обобщения, отклонения в сторону философских вопросов, объяснения каких-то деталей. В общем, нам понадобилось, наверно, три-четыре таких беседы по несколько часов, прежде чем мы более-менее представили себе то, что происходило с нами за эти годы. Да и то только в общих чертах. Иначе и не могло быть.

    После ужина идем на прогулку по Ницце. Уже стемнело. Время здесь отстает от нашего на два часа. Идем к набережной. Вдоль набережной шоссе, много автомобилей. По набережной        гуляют прохожие. В море прибой - волны разбиваются о берег, хотя ветра практически нет. Спускаемся к воде, я пробую воду рукой - холодная! Сомнительно, чтобы можно было купаться.

    Затем проходим по старой части Ниццы. Улицы настолько узкие, что двое с трудом могут разойтись. Множество различных кафе, ресторанчиков и магазинов. Правда, сейчас уже поздно, всё закрывается. Гуляем часа полтора, затем возвращаемся домой. Спать легли в этот день около 11 вечера (час ночи по московскому). Как я потом понял, для моих хозяев это очень поздно.

 

3 мая, понедельник.

 

     Ночью спал неважно. Сказывается понятное возбуждение и некоторая смена часовых поясов. Встали в 8 часов по местному времени. Я поинтересовался у хозяев - зачем в туалете второй унитаз, у которого к тому же слив закрыт пробкой? Оказалось, это для мытья ног… Да, Европа!..

    Погода пасмурная, идет дождь, хотя и не очень сильный. После завтрака Аня ведет меня на прогулку по Ницце. Улицы очень узкие по сравнению с нашими. Все улицы в этом районе названы по имени композиторов - улица Россини, Верди, Берлиоза. У меня карта Ниццы, но пока мы с Аней вместе, я в нее не заглядываю. На улицах много машин, но еще больше - мотороллеров и мотоциклов. Похоже, это очень удобный транспорт в здешних условиях. Меньше проблем с парковкой, легче ездить в узких проездах. На тротуарах то и дело попадаются собачьи "продукты", так что надо смотреть под ноги. Но в целом очень чисто. На всех углах стоят пластиковые урны для мусора. Много зелени, на улицах растут пальмы, апельсиновые деревья, висят апельсины. Мы идем через базар, где продают старинные вещи и современные произведения искусства. Это, конечно, не Бог весть что, но выглядит симпатично. Я при всяком удобном случае стремлюсь использовать свой английский. Продавцы меня понимают, так что объясняться можно. Какая-то тарелка стоит 320 евро, здесь же помидоры по 1,5 - 2 евро за килограмм, апельсины стоят от 1 до3 евро. Это сильно дороже, чем в Египте.

    Идем в музей Лассариса - это глава Мальтийского ордена. Дом в древнеримском стиле, лестницы под открытым небом, на стенах висят гобелены и картины. Здесь находится картина "Изгнание из рая Адама и Евы" какого-то малоизвестного художника. Гуляем часа 2-3, потом возвращаемся домой.

     Аня угощает нас обедом. К обеду предлагается пиво, я убеждаюсь, что вкус его такой же, как и у нас. Знатоки поправят меня, сказав, что пиво бывает разное. Не берусь спорить, я здесь дилетант. Выхожу на узкий балкон в "моей" комнате. Все окна здесь на ночь закрываются ставнями, точнее - жалюзями, для проветривания. Кстати, счет этажей здесь идет, начиная со второго, так что квартира моих хозяев на третьем (по-нашему, на четвертом) этаже. Лестница в доме винтообразная, свет на лестнице включается специальными выключателями, а выключается он автоматически через 30-40 секунд. Удобно и экономично!

    Погода улучшается, и после обеда Аня с Сашей предлагают съездить в Виллафранш - это селение в нескольких километрах от Ниццы. Езды на поезде примерно 5-7 минут, а пешком не менее 1,5 часа, потому что пеший путь через горы, а поезд идет по тоннелям. Едем. Интересные вагоны - двухэтажные, от двери можно спуститься вниз или подняться наверх. Есть отделения первого и второго класса. Отличие состоит только в расстоянии между сиденьями - у первого класса оно побольше. Мы едем во втором классе со скидкой - после 60 лет положена скидка 25%, Аня объявила в кассе, что мне 60 лет. Приезжаем в Виллафранш. Перед нами узкая прибрежная полоса между горами и морем. Наверху крепость, с которой когда-то и началось это селение. Внизу бухта, много яхт, кораблей и лодочек самого разного размера и стоимости. Входим в крепость, осматриваем старые стены, я взбираюсь на какую-то стену, и Аня меня фотографирует. Идет моросящий дождик, причем на месте высохших капель остается красноватый песок - говорят, так бывает, когда ветер дует из Африки, с пустыни Сахара. Что ж, с точки зрения метеорологии это все понятно - конденсация капель на частицах песка. Обсуждаем, как возвращаться обратно - поездом или пешком. Идет моросящий дождь, поэтому едем поездом. По пути с вокзала осматриваем православный собор, он построен на месте захоронения русского царевича - сына Александра Второго. Вход стоит 2,5 евро, но меня предупреждают - "Мсье, у вас пять минут!" Действительно, собор скоро закрывается, но мне вполне хватает времени бегло осмотреть его. Все, собственно, примерно так же, как и в России.

    По пути домой хозяева заходят в булочную, чтобы купить белого хлеба. Продавщица знает их и с улыбкой отпускает продукты, пока я осматриваю ассортимент. Батон - довольно большой - стоит 0,65 - 0,75  евро, торты стоят от 11 до 18 евро, причем многие торты похожи на пироги с яблоками, земляникой и другими фруктами.

    Вечером снова беседа за ужином. Аня с Сашей рассказывают о жизни в Америке, о том, как они купили свой собственный дом в пригороде Бостона, как вместе с ними жили дети - сын Саши от первого брака и Вадим, сын Ани, а также Сашина тетка и отец Ани. Старшее поколение умерло, дети разъехались. Саша вышел на пенсию, и они решили попутешествовать по Европе. Франция им очень понравилась. Мягкий средиземноморский климат гораздо лучше и здоровее жаркого и влажного климата Бостона. К тому же во Франции стоимость жизни для американского пенсионера гораздо ниже, чем в Америке. А из Ниццы легко путешествовать по всей Европе.

    Однако сейчас Аня и Саша продолжают оставаться американскими гражданами. Они, например, обладают правом голосовать на американских выборах (для обеспечения этого права для миллионов своих граждан, живущих за границей, Америка принимает специальные организационные меры). Они в любой момент могут вернуться в США.

    Вообще, насколько я понял, в Западной Европе люди очень заботятся о своем здоровье. Здесь обеспокоены не тем, чтобы прожить долго, а тем, чтобы в старости жить активно и быть здоровым. Поэтому здесь так ценятся натуральные продукты, люди считают лишние калории и процент холестерина. Что ж, все правильно.

   Между прочим, Аня рассказывала, до какой степени осложнены в Америке отношения мужчины и женщины. Можно подумать, что американки помешались на идее независимости - от мужчин! Подать руку даме, выходящей из автобуса - нельзя, это сексуальное оскорбление! Бросить на женщину "мужской" взгляд, от которого русская девушка просто улыбнется в ответ - немыслимо! Остаться, например, преподавателю наедине со студенткой на полчаса - это просто материал для уголовного дела об изнасиловании. Ну, что тут скажешь… По-моему, американские женщины просто лишают себя удовольствия, вот и все.

 

4 мая, вторник

 

    Встаем около 8 часов утра. Точнее, я встаю в 8, а хозяева еще раньше. Может быть, это стиль жизни, а может быть, подсознательная синхронизация организма с привычным московским временем. И ложатся и встают они очень рано. Что ж, такой график мне очень удобен.

   После завтрака идем на базар. Это недалеко, минут 10 ходьбы. Рынок, собственно, такой же, как и в России, интересны только цены. Мясо стоит от 11 до 16 евро за 1 кг, причем больше всего ценится не самое красивое, а самое "натуральное" мясо, то есть рацион скота должен быть без всяких добавок. Очень много сыров, по большей части сухих. Мои хозяева покупают помидоры, зелень, "порей" (по-французски "пуаро") для супа, землянику, авокадо, кролика. Домой возвращаемся к 11 часам, Аня остается готовить обед, а я впервые иду на прогулку по Ницце один. Дождь моросит, я иду, не спеша, захожу в различные магазины, ежеминутно справляюсь по карте и учусь ориентироваться. Десятиминутный путь до моря отнимает у меня примерно час. Но я не тороплюсь, любуюсь висящими на деревьях апельсинами и прочей экзотикой. На море по-прежнему волны, купаться не хочется нисколько. Присел посидеть в каком-то кафе на набережной, ко мне через минуту подскочил официант, я сказал "No, no, Iwantonlytositawhile"[1]. Меня попросили уйти - кафе частное, сидеть можно только, если ты закажешь что-нибудь. Но с единственной чашкой кофе можно просидеть сколько угодно. Завернул в книжный магазин, долго рассматривал там книги - есть и русские книги, но цена значительно дороже, чем в России. Свежая газета "Комсомольская Правда" стоит 1,5 евро. Ну, это понятно. Интересуюсь сувенирами, присмотрел симпатичные тарелочки с видами Ниццы, которые потом и купил. Домой прихожу в назначенное хозяевами время - в 12-30. Вхожу в "свою" комнату и вижу большой чемодан на колесах, который хозяева купили мне в подарок в благодарность за привезенные книги! О, Господи, что же мне делать? Пришел к выводу, что надо просто поблагодарить…

 

[1] Нет, нет, я хочу только немного посидеть.

На обед Аня приготовила вкусный суп из "пуаро". Он хорош тем, что содержит мало калорий и не способствует ожирению. Мы дружно ругаем американскую привычку к "фастфуд" типа еды в "Макдональдс". От этой еды вся Америка разжирела, а польза от нее весьма сомнительна. К сожалению, Россия еще не получила должной "прививки" и у нас народ с удовольствием поглощает бигмаки и гамбургеры, сожалея только о том, что это дороговато.

    После обеда приходит подруга Ани - Мария. Ей под 70, но выглядит она прекрасно. Она - дочь русской матери, эмигрировавшей во время революции 1917 года. Родилась она во Франции, прекрасно говорит по-французски и по-английски, а по-русски - с трудом. Она вместе с Аней работает (бесплатно!) в русской библиотеке в Ницце, которая располагается при православной русской церкви. Сегодня у нее проблема - ее компьютер, которые она недавно начала осваивать (в таком-то возрасте!) почему-то не воспринимает русские тексты, присылаемые ей из Москвы. Она пришла консультироваться у Саши. Вопросы она задает по-английски, причем ее речь настолько быстрая и экспрессивная, что я не всегда понимаю ее. После Сашиных объяснений она осталась довольна, и мы некоторое время беседуем за столом. Выясняется, что она прямой потомок декабриста Муравьева-Апостола, что она ездила в Россию, бывала в Москве, Петербурге и Тобольске, где отыскала могилу ссыльных декабристов. В Петербурге он жила на частной квартире в районе улицы Кораблестроителей, то есть совсем недалеко от меня. Она задает мне много вопросов о России, на которые я не всегда могу ответить. Почему на улицах так мало урн для мусора? Почему на Морской набережной Васильевского острова так грязно, нельзя подойти к воде? Ведь там же так красиво, как бы это привлекло туристов! Ну, в самом деле - почему?…

    Мой английский Мария одобряет, говорит, что у меня "хороший" акцент. "Вам нужна практика!" - говорит она. Знаю, нужна. Поэтому я пользуюсь любой возможностью поговорить с носителями языка. Мы договаривается, что завтра мы вместе с ней поедем куда-то вдоль побережья в красивые места. Я рад этому, как рад и еще одной возможности попрактиковаться с Марией в английском. Иду провожать ее до дома, это минут 15 ходьбы. К сожалению, увлекшись разговором, я плохо запомнил дорогу и на следующий день немного поплутал.

    Проводив Марию, я снова иду в свободный полет - прогуливаюсь по Ницце в одиночку. Аня меня предупредила, что сегодня она будет с 6 до 7 заниматься английским языком с русской девочкой. Причем просит меня придти к семи часам, чтобы познакомиться с русской мамой девочки. Все эти знакомства мне чрезвычайно интересны. Поэтому к семи я возвращаюсь. Действительно, занятия уже закончены, и мы садимся за стол. Девочке Лене  9 лет, ее мама очень симпатичная молодая женщина, обе они из России. Почему уехали, кто отец девочки, этих вопросов здесь задавать не принято. Живут - и хорошо. С Леной и ее мамой мы разговариваем по-русски, вспоминаем Россию, делимся впечатлениями о здешней жизни. Я показываю фотографии Петербурга, мы рассматриваем дом, в котором жила Аня (до дверей которого я много раз ее провожал 40 лет назад), Неву, Университет, здание нашего физфака, Невский проспект. В женщине чувствуется какая-то душевность, я сразу почувствовал расположение к ней. Мы пьем чай с конфетами, которые я привез из Петербурга. Хвалим петербургские конфеты, вкус которых нам привычен с детства.

    После их ухода мы еще долго сидели за столом с моими хозяевами. Увлеченные воспоминаниями, мы говорили о том, что произошло с каждым из нас за это время. Аня рассказывала о своих родителях. Когда она уезжала из России, её мать уже была безнадежно больна, и вскоре умерла, а отец после долгих уговоров в конце концов решил к ней приехать. Рассказала Аня и о том, как ее отец лечился в Америке от рака, как американские врачи продлили ему жизнь не меньше, чем на год. Благодаря заботам дочери и зятя, он умер спокойно, и не испытывая мучений.

    По-разному можно относиться к тем, кто принял решение навсегда выехать из страны. Так же по-разному можно оценивать поступки тех, кто разводится с женой или мужем и создает (или не создает) новую семью. Что же, бывает, что человека, бросающего семью, можно назвать негодяем, развратником и так далее. А бывает, что иначе просто и нельзя было поступить. Но то, что у человека должно быть право выбора - выбора, где жить, с кем жить, где работать - это безусловно. Не может существовать государство, основанное на принуждении. Что, собственно, и доказывает пример нашей страны.

   В Советском Союзе на людей, решивших навсегда покинуть страну, ставили клеймо "предателей Родины". Но ведь предатель - это человек, который (преимущественно, во время военных действий) сообщает противнику секретные сведения, которые используются в ходе военных операций. Такой человек заслуживает, действительно, самого сурового осуждения, потому что его поступок приводит к гибели многих людей, доверявших ему. Спрашивается, кого (или что) предавали люди, эмигрирующие из СССР в эти годы? В подавляющем большинстве никто из них не знал никаких военных тайн. Они просто стремились применить свой труд там, где он получал более высокую оценку. Часть из них чувствовала на себе гнет антисемитизма или иного притеснения. Конечно, массовая эмиграция - не очень приятное явление для власти. Это свидетельствует о том, что людям в государстве не очень-то хорошо живется. Но логический вывод из этого очевиден - нужно улучшать условия жизни, а не ставить запреты. К сожалению, советская власть пошла по второму пути. В результате в обществе накопилась некая критическая масса, которая не могла не взорваться однажды. Нам остается только радоваться, что последствия этого взрыва были сравнительно малокровными.

 

5 мая, среда

 

    Встаем в 7 часов. Сегодня с утра у Ани занятия французским языком, поэтому мы торопимся. Погода улучшается. С утра мы все идем на кладбище, которое расположено на одном из холмов. Там похоронен Герцен, мне показывают его могилу. Довольно большой памятник, все могилы ухожены. В 9 часов мы расстаемся. Аня идет на занятия, Саша возвращается домой, а я иду на прогулку по Ницце. Выхожу на площадь, не спеша иду к порту. Порт очень красивый - вдоль причалов стоят яхты, катера, а у центрального причала огромный паром, который ходит из Ниццы на о. Корсика. Над портом гора, которая называется гора Барона. Я решаю на неё забраться. Сверившись с картой, начинаю подъем. Подъем идет по узким проходам, по пути попадается какая-то церковь. Я захожу туда, это католический собор, можно посидеть и отдохнуть. Поднимаюсь дальше, но чувствую себя уже не очень хорошо, решаю прекратить подъем. Забрался я, наверно, метров на 150-200. Нахожу великолепную смотровую площадку, откуда Ницца как на ладони - внизу порт, затем городское побережье, дальше аэропорт. Самолеты взлетают и садятся каждую минуту. Аня говорит, что это второй по загруженности аэропорт Франции после Парижа. Выглядывает солнце, становится тепло. Я сижу, отдыхаю, потом начинаю спускаться. Спускаюсь я каким-то другим путем и попадаю на берег моря в том месте, где еще не был. Сильный прибой. Я фотографирую волны, разбивающиеся о берег. Мне уже хочется есть, я покупаю в каком-то ларёчке кусок яблочного пирога и напиток "Оранжина". Стоит все это около 4 евро. Сажусь на скамейку, закусываю, пирог вкусный. Затем иду домой, мы условились, что я должен придти в час дня. Мои хозяева удивляются, как это я так могу точно рассчитывать время в незнакомом месте. Мы обедаем.

   После обеда я иду к Марии, мы с ней собираемся ехать на прогулку. Условились, что я приду к 2 часам, но я немного заблудился, спросил по-английски дорогу у прохожего, он все объяснил. Мария уже стоит у дверей, она недовольна, потому что автобус отходит через 15 минут. Мы быстро идем к автобусной станции. Нашего автобуса еще нет, но через минуту отходит автобус на Ментон, и мы решаем ехать туда. Проезд стоит 5 евро. Едем. Автобус идет вдоль побережья, езды до Ментона около 1,5 часов. Все это время я любуюсь прекрасными видами Лазурного берега и болтаю с Марией обо всем на свете. Вдоль берега везде стоят дома, и довольно трудно определить, где начинается один городок и кончается другой. Проезжаем Княжество Монако, куда я собираюсь поехать на следующий день. Я немного опасаюсь - ведь это уже территория другого государства, а у меня нет с собой даже паспорта. Мария успокаивает меня, говоря, что паспорта никогда не проверяют, и у нее с собой тоже нет. Проезжаем Монако, впереди Ментон, мы выходим.

    Ментон - это городок поменьше Ниццы, но стиль архитектуры тот же самый. Мы проходим через старый город, забираемся куда-то наверх, там стоит собор. Мы заходим в собор, осматриваем его, потом медленно прохаживаемся по улицам. Жарко, решаем съесть мороженое. На западе не принято платить за даму, поэтому каждый из нас несет расходы отдельно. Мороженое стоит 2 евро. Не скажу, что особенно вкусное - все же лучше Питерского мороженого на свете нет. На улицах большинство пожилых, все чинно-благородно прогуливаются, сидят в кафе, вот какая-то женщина-инвалид едет в коляске. Она хорошо одета, губы накрашены, она вовсе не выглядит несчастной и заброшенной. Все улыбаются, все довольны!

    Обратно решаем вернуться поездом. Это гораздо быстрее, потому что поезд идет по туннелям. На станции Монако садятся много народу. Мария объясняет, что это в основном, арабы, которые работают в Монако, а живут в Ницце, потому что в Монако жить очень дорого, а заработки там неплохие. Все здесь обеспокоены проблемой арабской экспансии. Из Африки плывут каждый день множество лодок, правительство не знает, что с ними делать. По закону, их следует отправить в безопасное место, но где оно, кроме как во Франции? Вот нелегальные мигранты и добиваются своего, в результате арабов становится все больше и больше.

   Идем вместе с Марией к моим хозяевам. Некоторое время продолжается беседа за столом, Аня пытается усадить Марию обедать, но она отказывается, ей нужно идти домой к мужу. В это время приходит вчерашняя девочка Лена и приносит мне (!) в подарок панно с видом Ниццы и бутылку хорошего французского вина. Дело в том, что по просьбе Ани я привез для Лены тетрадку с упражнениями по русскому языку, и вот они решили мне сделать подарок! Лена скоро уходит, а мы садимся ужинать, на ужин - кролик. Давно не ел кролика, очень вкусно!

   После обеда немного погуляли по вечернему городу. Спать легли в 10 часов, завтра у меня намечена поездка в Монако.

 

6 мая, четверг.

 

    Наконец-то ясная погода! Встаю рано, в 7 утра, чтобы успеть в Монако к смене караула у княжеского дворца. Идем на вокзал. Аня говорит, что Монако - это самый большой спрут на побережье, который выкачивает деньги с туристов, поэтому для нее дело чести, чтобы я там не потратил ни одного лишнего евро. Она дает мне в дорогу столько еды, что хватило бы дня на два. Сажусь в поезд, еду. Сплошные тоннели, до Монако примерно полчаса езды. Станция расположена в туннеле внутри горы. Чтобы выбраться на поверхность, надо пройти еще по длинному пешеходному туннелю. В результате около половины десятого я выбираюсь из туннеля около порта Монако.

    Княжество Монако в своем роде уникальная политическая единица. Это отдельное государство с абсолютно открытыми границами внутри территории Франции. Общая его площадь меньше двухсот гектаров. Коренных жителей Монако не более 5000 человек, однако работают там более 30000 человек. Большинство из них приезжие, причем многие приезжают туда только на работу, как я убедился вчера. Во главе государства стоит Его Высочество Принц Монако (сейчас это Ренье ΙΙΙ), в его подчинении все необходимые государственные службы, полиция, суд, и прочее. В Монако своя конституция и свои законы, но денежная единица та же, что и во Франции - евро. Язык тоже в основном, французский. Впрочем, как и в Ницце, можно объясняться и по-английски. Смена караула у дворца происходит в 12 дня, это театрализованное действо, привлекающее каждый день много туристов. Но сейчас еще нет и десяти, поэтому я не спеша продвигаюсь по улицам этого микрогосударства. Княжеский дворец расположен на скале Монако. Рядом со скалой - бухта, где находятся множество яхт и кораблей. На другой стороне бухты стоит знаменитое казино Монте-Карло, где люди проигрывали и выигрывали целые состояния. К сожалению, сейчас казино ремонтируется, поэтому я не смог полюбоваться на это здание в полном блеске. Пока я любуюсь зданиями домов в Монако. Поскольку свободной земли здесь практически нет, застройка чрезвычайно плотная. Здания высятся на склоне горы так, что кажется, что следующее просто вырастает из предыдущего. Архитектура очень красива. Движение на улицах очень оживленное, так что надо следить. Впрочем, как и в Ницце, шоферы очень аккуратны и всегда уступят дорогу пешеходам, даже если они переходят на красный свет.

    Подхожу к дворцу. Дворец очень красив, но еще более красивы великолепные пейзажи, вид на которые открывается со стороны площади перед дворцом. Вижу Лазурный берег Средиземного моря, высокие здания, над крышей одного из них зависает вертолет, берет какой-то груз и переносит на корабль, стоящий на якоре. Пока я любовался всем этим, вертолет совершил, наверно, десяток рейсов. На площади - пушки, которые не стреляли, наверно, уже более ста лет. И не будут стрелять - рядом лежат символические пирамиды из ядер, которые сварены друг с другом. Конечно, это для туристов. Доход с туризма играет важную роль в экономике Монако, так что о туристах здесь заботятся, а еще больше заботятся о том, чтобы каждый из них оставил бы здесь побольше денег. Несмотря на предупреждение Ани, я захожу в магазин сувениров рядом с дворцом и покупаю несколько открыток и очень красивую шелковую косынку с видами Монако для Наташи. Тем временем площадь понемногу наполняется туристами, близится полдень. Рядом с дворцом шагает караульный гвардеец, его обязанность - развлекать туристов и прохаживаться перед воротами дворца под объективами многочисленных фотоаппаратов. Но вот смена караула. Из ворот выходит предыдущая смена и выстраивается по одну сторону ворот. По другую сторону - заступающая смена из семи человек. Старший гвардеец отдает команды, следует несколько ритуальных маневров, и новая смена заступает на караул. Неужели на сутки? Многовато по российским нормам…

    Спускаюсь по дороге вниз от княжеского дворца. Попадаю в чудесный парк экзотических растений, который расположен на склоне скалы Монако. Тут и кактусы, и пальмы и кипарисы, и множество других деревьев и кустов, все они снабжены табличками. К сожалению, на французском языке. Устраиваюсь на скамеечке с видом на море и, не спеша, съедаю свой завтрак. Ко мне подсаживаются две женщины, предварительно спросив у меня разрешения. Какая вежливость! Они тоже закусывают, а, закончив завтрак, встают и прощаются со мной, пожелав хорошего аппетита. Вроде бы пустяки, а настроение улучшилось. Господи, как просто!…

    Не спеша, продвигаюсь вперед вдоль побережья скалы Монако и передо мной - Океанографический институт, крупнейший научный институт Монако. Занимается он серьезными делами, труды сотрудников этого института известны в России. И, кроме того, здесь великолепный музей моря, здесь постоянно показывают фильмы о море - это опять же для туристов.

   С высоты скалы Монако вижу Монте-Карло на противоположной стороне порта. Спускаюсь вниз, обхожу порт и подхожу к знаменитому казино. К сожалению, погода снова портится, небо покрывается облаками, накрапывает дождь. Я прохожу в городской сад перед казино и пытаюсь переждать дождь под густыми деревьями. Но дождь усиливается, и я решаю ехать домой. Уже порядочно промокнув, подхожу к туннелю и иду к станции. Домой возвращаюсь около половины пятого.

   Дома только Саша. Аня в русской библиотеке, сегодня она работает там до семи часов. Мы условились, что я подойду туда к шести. После небольшого отдыха я иду в библиотеку. Там Аня и Мария. Сидят 2-3 человека, читают русские книги. Это здешние русские. Книг довольно много, в основном это старые книги, но есть и новые, например, биография Путина. Я листаю книги, мне попадается "Весь Петербург" за 1910 год. Там список всех жителей Петербурга, там я нахожу своего деда, Н.И. Григорова. Мария и Аня с интересом смотрят, Мария листает справочник и находит своих предков. Вот, оказывается, где можно встретить свою фамилию!

    Домой идем вместе с Марией и Аней. У Марии снова проблемы с компьютером, она снова долго разговаривает с Сашей. Ужинаем мы (или обедаем?) в 8-30. Спать снова ложимся в 10 часов.

 

7 мая, пятница.

 

    Итак, остается всего два дня моего пребывания в Ницце. Сегодня с утра мы собираемся съездить на русское кладбище и найти могилу моего далекого родственника, Николая Митрофановича Григорова. Он служил на флоте, был контр-адмиралом, а после революции вынужден был уехать, и умер в Ницце в конце 30-х годов. Я знал о его существовании и попросил Аню попробовать найти его могилу. Это удалось, Аня вместе с Марией отыскали его могилу и прислали мне фотографии. Сейчас я сам хочу побывать там.

   До кладбища около получаса езды на автобусе. Кладбище расположено на склоне горы, все могилы ухожены, насколько это возможно заботами одного человека - кладбищенского сторожа. С его помощью мы находим могилу Н.М. Григорова и его жены. Я присел на пенек перед могилой, Аня сфотографировала меня, и мы пошли обратно. Время еще есть, и мы решаем зайти посмотреть Дворец Кочубея. Это по пути. Во дворце выставка картин, но ни мне, ни Ане не слишком хочется сейчас смотреть картины. Посмотрели дворец, вот и все. Потом мы расстаемся, Аня идет домой, а я еще часик прогуливаюсь по Ницце. Домой возвращаюсь к часу дня, к обеду.

    После обеда Саша должен уйти по делам, а мы с Аней сидим и разговариваем. Она показывает мне фотографии из своей жизни в Америке. Кроме того, они с Сашей много где побывали - Саша часто ездил в командировки и брал ее с собой. Ездили они и в отпуска, хотя отпуска в Америке не превышают двух недель в год. Все же они побывали во многих странах Европы, в Южной Америке и в Японии. Так что географию они знают не понаслышке. Показывала мне Аня и свои фотографии, привезенные из России. Мне было очень приятно увидеть свои поздравительные фотомонтажи, которые я послал к 30-летию Ани.

   В три часа я решаю позвонить домой по телефону из квартиры моих хозяев. Я уже и раньше звонил по мобильному телефону и с ужасом увидел, что за минуту разговора с меня сняли почти 10$! Нет, это грабительство "Мегафона" мне не нравится, я пользуюсь его услугами последние дни! Звоню домой по обычному телефону, говорю с Наташей…

   Возвращается Саша, и мы решаем пойти в Университет Ниццы. Идем пешком. В Ницце нет больших расстояний, ходьбы до Университета минут сорок. Красивое здание, заходим внутрь беспрепятственно, но нам, собственно, нечего там делать. Снаружи, в парке, идет обычная студенческая жизнь - вот огорожен полотном небольшой участок на траве, и на этой импровизированной сцене идет какое-то театрализованное представление. Студенты сидят прямо на траве и смотрят выступления своих товарищей, какая-то парочка лежит в стороне в объятьях друг у друга. Обычная студенческая жизнь! Погуляв немного, мы возвращаемся к дому, Саша с Аней идут домой, а я еще немного гуляю по набережной.

    Спать ложимся в 9 часов вечера.

 

8 мая, суббота

 

    С утра погода прекрасная. Ясно, на небе ни облачка. Аня довольна - наконец-то я увижу настоящую Ниццу! Решаем съездить в Биолё - это мыс в нескольких километрах от Ниццы, не доезжая Монако. Они с Сашей еще не были там, так что и для них эта прогулка будет интересной. Меня предупреждают - нам предстоит пройти не менее десяти километров. Ну, для меня это не проблема. Кстати, говорят, американцы со своими машинами совсем разучились ходить. Так что американские друзья, которые приезжали к моим хозяевам, не могли даже гулять по Ницце! Как же без машины?…

   Едем. У нас собой подробный план всей косы Биолё. Если верить плану, то вдоль берега идет пешеходная тропа, по которой можно пройти всю косу и вернуться обратно на станцию. Мы бодро шагаем. Сначала на нашем пути городские здания, множество ресторанов, отелей и частных зданий. Около здания городской мэрии идет митинг, посвященный Дню Победы. Очень похоже на наши подобные мероприятия - почетный караул с автоматами, развеваются флаги, трибуна, выступающие… Слышу звуки "Марсельезы". Что ж, Франция тоже воевала.

   Попадаются пляжи. Сегодня там много народу - все-таки суббота, да и погода прекрасная. Но купающихся маловато. Видно, вода холодная. Я даю себе слово обязательно хотя бы попробовать походить по воде Средиземного моря. Мы идем, не спеша, поэтому выходим за пределы города не скоро, часа через полтора. Устраиваемся в тени под каким-то деревом и располагаемся на завтрак. С собой взято много всякой еды и питья, так что голодными мы не останемся. Местечко очень приятное, внизу небольшой пляж, наверху дикая природа Средиземноморья. Подкрепившись, идем дальше. Теперь наш путь идет по узкой тропе вдоль берега, справа от нас заборы частных вилл. По французским законам запрещено огораживать забором землю до самого моря - обязательно вдоль моря должен оставаться проход. Очень разумно, а то у нас нагородят так, что и к воде не подойти! Вдоль берега красивейшие белые скалы, которые становятся черными в том месте, где их окатывают волны прибоя. Вспоминается граф Монте-Кристо, бежавший со скал замка Иф… Примерно так я себе их и представлял. Доходим до края косы, над нами маяк. Прибой грохочет так, что трудно разговаривать. Со скал видна замечательная панорама побережья, я узнаю Монако, Ниццу, Виллафранш. Над Альпами начинают формироваться кучевые облака - можно тут же проводить занятия по метеорологии! Облака развиваются, но часам к четырем дня исчезают. Просто классика!

    От маяка наша дорога идет вглубь косы, и мы уходим от рокота прибоя. Теперь мы идем вдоль частных вилл между заборов, за которыми прекрасные сады. В одном саду я увидел лимонное дерево с прекрасными спелыми лимонами прямо перед воротами. Расвпечатлявшись, я вытащил фотоаппарат, но Саша меня предостерёг. Это покушение на частную жизнь, а свобода частной жизни и собственности здесь является высшей ценностью. Ладно, не будем лезть со своим уставом в чужой монастырь. Хотя не представляю, как я мог бы со злым умыслом использовать фотографию лимонного дерева.

    Видим внизу пляж. Я решаю здесь осуществить свое намерение пощупать кожей воду Средиземного моря. Идем на пляж, Саша остается в тени, а я переодеваюсь в плавки, и храбро вхожу в воду. Бр-р-р! Холодно! Это вам не Красное море в Египте! Ладно, никто меня не гонит в воду. Сфотографировавшись по колено в воде, я одеваюсь, и мы идем дальше. Уже чувствуется усталость, но все же мы заворачиваем на виллу Ротшильда, которую купили предки знаменитых американцев в середине позапрошлого века. Наследники того Ротшильда сочли содержание виллы слишком разорительным для себя и подарили ее Франции. Теперь туда водят туристов. Ротшильд обладал хорошим вкусом и виллу построил неплохо. Прекрасный вид, замечательный дом, перед домом - сад… Все как в кино!

   Усталые, мы возвращаемся на станцию. На станции слышим русскую речь. Разговаривает группа людей, одетых явно по-местному. Значит, эмигранты. Когда мы проходим мимо, Аня переходит на английский. Русские эмигранты избегают общаться между собой, если они не знакомы. За судьбой каждого эмигранта может стоять трагедия. Поэтому вопросов друг другу здесь не задают.

   Возвращаемся домой около 6 часов вечера. В это день мы так устали, что ни я, ни мои хозяева больше не выходили никуда. Отдыхали дома. Спать легли в 9-30 вечера.

 

9 мая, воскресенье.

 

   Просыпаюсь со сложным чувством. Все, сегодня улетаю домой! И жалко прощаться с моими гостеприимными хозяевами, и с этой прекрасной страной, с её замечательной природой, и - уже чувствуется желание очутиться дома!

    После завтрака мы с Аней идем на последнюю прогулку в Монастырь Францисканских монахов. Это примерно 45 минут ходьбы в направлении Университета. Дорога идет в гору. Проходим через оживленный базар, там продают рыбу, фрукты, зелень и прочую снедь. Рыба для меня очень интересна - ведь это из Средиземного моря! Креветки, осьминоги, экзотические для северянина виды рыб. Перед монастырем - прекрасный парк, там есть небольшой фонтан, перед которым мы с Аней фотографируемся. Я делаю последние снимки Ниццы. Заходим в собор, там сегодня служба. С трибуны женщина что-то говорит, временами поет, все хором подпевают ей.

   Возвращаемся домой, хозяева угощают меня последним обедом. Я собираю свой новый чемодан. Получается, что все мои вещи туда и вошли, включая даже сумку, а старый чемодан поедет пустой. Ладно. В 2-30 выходим. Я тепло прощаюсь с Сашей. До вокзала Аня провожает меня, подходит автобус, и мы с ней прощаемся. Когда снова увидимся? И увидимся ли? Кто знает… Но жизнь подарила нам эту встречу.

   Посадка в самолет проходит без приключений. Я регистрируюсь одним из первых, поэтому место у меня в самом начале первого салона, передо мной удобная откидная доска, а рядом совсем никого нет. Впереди - бизнес-салон, места в котором несколько шире, чем в экономическом классе. И за это платить лишние две тысячи?!

   Взлетаем, самолет делает круг над морем, над Ниццой, я вижу побережье, Монако, Биолё, различаю место, где стоит дом моих оставшихся в Ницце друзей. Через несколько минут под нами Альпы. Над всей Европой достаточно густая облачность. Я наблюдаю закат солнца с самолета. И вот, через три с половиной часа под нами Финский залив. Я вижу заново отремонтированный Константиновский дворец, особенно красивый в сумерках. Все! Я вдыхаю воздух, насыщенный ароматом цветущей черемухи. Меня ждут Наташа и Света, они на машине.

    Домой приехали около часу ночи. Спать легли в этот день в три часа.

 

Н. Григоров

10 - 14 мая 2004г, Санкт-Петербург.

Страна: 
Total votes: 4
Нет ------------------------------------------Да

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
9 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.