Отчет о поездке (ч.2)

 

Начало

 

День седьмой

   Одна из главных лондонских достопримечательностей - такси. Ну кто не видел в кино эти чёрные "авто" с водителями в форменных фуражках и галстуках? Мы конечно не могли не побывать их пассажирами. Салон такси просторный и удобный. Сиденья развёрнуты так чтобы пассажиры сидели лицом друг к другу и могли общаться. На сиденье свежая газета. Действительно, лучшее в мире такси.

   Когда мы прибыли на вокзал Виктория, то оказалось что офис, где нас должна была ждать снятая заранее машина, найти не так уж просто. Мне пришлось звонить за разъяснениями в Израиль.

   Английское левостороннее движение пугает и меня и Игоря и когда нам предлагают дополнительную страховку, покрывающую без нашего участия все расходы в случае аварии, мы соглашаемся, несмотря на на её стоимость (15 долларов в день). Игорь говорит, что так он будет чувствовать себя спокойней на дороге.

   Наконец все формальности улажены. Мы покидаем Лондон - мимо Биг Бэна и Тауэра, мимо Парламента и Букингемского дворца и отправляемся в Кембридж.

   Игорь на удивление быстро привык к английскому способу движения. И когда я спрашиваю как он ощущает себя в качестве водителя, Игорь говорит, что как автобус с рулём посередине - ему мешают непривычные габариты машины слева. Я тоже нахожусь в странном состоянии - сижу на привычном водительском месте, но мне не хватает руля. Самое главное,что мы оба чувствуем себя намного уверенней, чем ожидали. В этот момент безумно жалко денег, заплаченных за дополнительную страховку. Игорь советует мне не расстраиваться. Он говорит, что мы купим большой молоток, и всё равно не дадим страховой компании разбогатеть за наш счёт.

   Кембридж встречает нас мелким моросящим дождиком. Мы паркуемся на платной стоянке и отправляемся в Фитцвильям музей. По своей структуре он похож на Британский музей, только намного меньше. Мы находим здесь уже знакомые нам греческие вазы, египетские статуи и фрагменты ассирийских фресок. Имеется одна мумия, по уверению служителя, это не макет, она настоящая и содержит останки египетского мальчика.

   Мне никогда не нравились мавзолеи. Мне кажется, что человека, перешагнувшего границу жизни, нужно оставить в покое. Выставлять смерть на обозрение неправильно. Стоя у этой мумии и наблюдая Данино оживление, я поняла, что так мешало мне в Вестминстере. Там вместо скорби, вместо молчаливого почтения царила туристическая суета. Она как бы приуменьшала значимость окружающего.

   Мумифицирование в древнем Египте стоило больших денег и было доступно только очень богатым людям. Время сохранения тела напрямую зависело от качества (стоимости) смол и тканей (чем дороже, тем дольше). Раз эта мумия сохранилась до наших дней, значит её хозяин положил немеряно денег на обеспечение своего будущего после смерти. И чего он достиг? Даже покоя, полученного не дошедшими до наших дней бедняками, ему не досталось.

   Кэмбридж - это не только музей. Старинный университетский город неразрывно связан с рекой. Она тонкой бисерной ниткой проходит через весь пейзаж, придавая ему особую романтичность. Колледжи, больше похожие на сказочные дворцы, остроконечные шпили церквей, узкие мощенные улочки создают ощущение сказки, остановившегося времени.

   Мы долго гуляем, едим мороженное. Проникаем во двор одного из колледжей (он закрыт в связи с каникулами): зелёная ухоженная лужайка, воздушная беседка в центре. Никаких тропинок. Трудно представить здесь бурлящую студенческую жизнь. Всё очень чинно. Я вспоминаю историю одного студента, который основываясь на положении от 16... года, потребовал на экзамене, длившемся более четырёх часов, горячий обед и вино. Он получил требуемое, но провалил экзамен, поскольку, по положению от того же года, к экзамену не могут быть допущены лица, явившиеся без меча, коня и полной рыцарской экипировки.

   Ещё одно замечание. В туристическом информационном центре в любом городе Европы, можно получить карту этого города и консультацию по поводу достопримечательностей бесплатно. Здесь это за деньги. Очень неожиданно и неприятно. Вот уж действительно, чем богаче, тем жаднее.

   Но всё равно, город чудесный. Теперь я, наверняка, чувствую себя в Англии.

   Мы решаем не оставаться ночевать в Кэмбридже, а продолжить в сторону Йорка, чтобы завтрашний день начать с экскурсии, а не с дороги.

   Гостиниц по пути не много, но есть. Проблема в том, что в них нет мест. Мы останавливаемся в маленьком провинциальном городке в 10 км. от Йорка. Договорившись о цене (нас, кстати, спросили, какую утреннюю газету мы предпочитаем), положив вещи, мы отправляемся изучать окрестности и добывать пропитание.

   На центральной площади находятся церковь, гостиница (очень симпатичная, хоть и не очень дешевая) и ресторан. После заката солнца жизнь здесь замирает - ресторан и церковь закрыты, так что идти особенно некуда. Игорь, правда, пытается уговорить нас на "Фиш энд чипс", считая это национальной английской едой, но мы не поддаёмся. Мы обходим вокруг нашей площади и возвращаемся в гостиницу в надежде получить там кусок горячего мяса.

   Интерьер обеденного зала заслуживает отдельного описания. Круглые столы с белоснежными скатертями и хорошей посудой вносят странную праздничность в ничем не примечательную провинциальную гостиницу. Стены украшены тарелками с изображением всякой живности, преимущественно дичи. С этого момента я в качестве сувенира из Англии хочу тарелку с птичкой и ещё не знаю, что этой мечте сбыться не суждено.

   Стэйки подали заурядные, но это компенсировано доброжелательностью официантки. Мы сыты и значит можно закончить день.

   В номере Дани включает телевизор. Там идёт передача о превратностях жизни нелегальных эмигрантов в Англии. Корреспондент берёт у кого-то из них интервью. Оказывается эти несчастные селятся в Лондоне на той же улице, где жили мы. Теперь понятно, откуда такие невысокие цены в нашей гостинице. Мы, наверное, сошли за эмигрантов.

   

   День восьмой

   В стоимость нашего номера входит "Английский завтрак". Наконец-то мы узна'ем что это такое. Итак:

  -- Хлопья с молоком

  -- Апельсиновый сок

  -- Яичница с беконом, картошкой, грибами и жаренными помидорами

  -- Жаренные домашние сардельки

  -- Тосты с маслом и джемом

  -- И чай, кофе, шоко.

  

   Такой завтрак, пожалуй, больше похож на обед.

   Приехав в Йорк, помня ошибки наших предыдущих поездок и опыт, полученный в Кэмбридже, мы не паркуемся на платной стоянке, а ищем бесплатный угол. Я заставляю Игоря въехать на территорию лодочной станции, он не доволен, но моя жадность одерживает победу над его осмотрительностью и мы, бросив там машину, отправляемся осматривать достопримечательности.

   На границе старого города на высоком холме стоит Клиффорд тауэр. Эта башня была ключевым форпостом партии Йорк в войне Алой и Белой розы. Мрачная и тяжеловесная, она выглядит надёжной. Рядом установлена мемориальная доска, подаренная евреями какому-то из правителей, предоставившему им возможность укрыться за стенами башни, во время Йоркской резни 1190 года. Славный король не защитил их жизни, а только позволил умереть...Тогда евреев Йорка обвинили в ритуальном использовании крови младенцев - первый кровавый навет в Европе, - и все еврейские жители Йорка, запершись в Клиффордской башне, совершили акт самоубийства, чтобы не быть растерзанными озверевшей чернью.

   Игорь говорит, что нельзя судить прошлое, пользуясь сегодняшними понятиями добра и зла. Может и нельзя. Но с другой стороны, понятия добра и зла абсолютны.

   Мы поднимаемся на вершину холма. Башня выглядит пустой внутри и мы решаем не входить. Тем более, что у нас ещё большие планы в этом городе.

   Оказывается, Йорк был основан викингами. Они, как известно, были полуоседлыми воинами. Их походы, из которых привозились диковинные товары и рабы, а также воинские доблести, позволявшие успешно защищать город, способствовали развитию здесь торговли. Город рос и богател. Строились церкви, дворцы, дороги. Правители почувствовали свою силу. Им захотелось больше власти - так началась война Алой и Белой розы.

   Ричард, герцог Йоркский выдвинул притязания на английский престол, но только его сын Эдуард был провозглашен королём. После смерти Эдуарда престол перешёл к его малолетнему сыну, но власть захватил дядя последнего, по приказанию которого низложенный юный король и его брат были задушены в Тауэре. После смерти дяди королём стал Генрих VII Тюдор, основатель династии Тюдоров. Женившись на дочери Эдуарда Елизавете, наследнице Йорков, он закончил войну в которой погибли обе династии Плантагенетов - Ланкастеры и Йорки, и объединил в своём гербе алую и белую розы.

   Во всех перепитиях истории города можно поучаствовать в Викинг музее. Он устроен так же как Лондон данжеон: макеты, детские эффекты, очень дорогой вход. Но всё равно интересно. И совсем не утомительно. Может так и надо преподносить историю - легко, незатейливо, ощутимо и незабываемо. Музей не вызывает восторга. Но нет и чувства зря потерянного времени - некая подготовка к восприятию города.

   Йорк очень людный и какой-то нехарактерный. Похож на "город Мастеров". Архитектура здесь носит , я бы сказала, среднеевропейский характер. Старые, большие, хорошо сохранившиеся дома, с затейливыми скульптурными дополнениями, в которых расположились банки. Дома поменьше, оккупированные набольшими магазинчиками. Тут нужно сделать оговорку по поводу слова "большие". И большие и маленькие дома имеют, как правило, два этажа. Вся разница в высоте этих этажей. За неимением более высоких зданий, дома с высокими потолками и большими окнами смотрятся великанами. Никакого "стекла и бетона". Очень красиво. Даже непрекращающийся шумный людской поток, в некотором смысле, отнимающий у города аристократизм, его не портит.

   Собор лёгкий, воздушный, но всё же похожий на другие английские соборы, делает Йорк более понятным и знакомым. Мы входим вовнутрь. Но ничего принципиально нового здесь нет, анго-саксонским богам мы не молимся, так что, видимо, было достаточно полюбоваться этим зданием снаружи.

   Гуляя по городу, мы возвращаемся к машине, надеясь что с ней не произошло никаких недоразумений. Времени ещё много и мы решаем использовать его на незапланированную, но столь желанную поездку в Манчестер.

   Дани в восторге. Побывать на стадионе любимой команды -его заветная мечта. Мы с Игорем чувствуем себя добрыми волшебниками и радуемся счастью нашего сына.

   Манчестер - большой промышленный город и стадион - вовсе не главная его достопримечательность. "Футбольная Мекка" не обозначена на картах, отсутствует в дорожных указателях. Поэтому на поиски внутри города уходит много времени. Игорь подтрунивает над Дани: "До твоей мечты осталось не больше пяти миль". Мы все немного возбуждены.

   И вот перед нами предстали огромные красные буквы "Манчестер Юнайтэд". Мы входим в главный офис и нам сообщают, что последняя на сегодня экскурсия на стадион началась десять минут назад. Мы пробуем её нагнать, но безуспешно. Посетить можно только музей. Данино разочарование неописуемо. Да и мы чувствуем себя не лучше. Наверное, было бы легче если бы мы вообще в Манчестер не ездили. Даже покупка фирменной юнайтедовской одежды не помогает.

   Мы делаем несколько фотографий Дани на фоне футбольных трофеев и отправляемся восвояси. Желание остаться и пойти на стадион завтра, борется в нас со здравым смыслом, подсказывающим, что нужно ехать дальше. Игорю, олицетворяющему в данном случае "здравый смысл", добавляется теперь роль "врага народа". У меня роль "пассивного созерцателя - непротивленца". Дани - "жертва в футбольной форме". Ситуация вовсе не комичная. Всем очень больно.

   Мы коллегиально решаем продолжать маршрут, вернее, искать ночлег по дороге в Озёрный край. Гостиница находится относительно быстро - наше первое знакомство с сетью "Травелодж". Всё очень стандартно. Английского завтрака никто не подаёт, но и денег за дополнительное третье спальное место не требуют.

   Так заканчивается этот день, подаривший нам знакомство с красивым Йорком и укравший у нас стадион Олд Траффорд.

  

   День девятый

   Мы отправляемся в озёрный край - Лэйк Дистрикт. Дорога петляет среди цветущих долин и зелёных холмов... Но зелёных стоянок нигде нет - везде , пользуясь терминами моей подруги, земля Карабаса. Всё "чейное", ухоженное и огороженное забором. Остановиться, чтобы погулять невозможно. Игорь говорит, что сегодня у нас автобусная экскурсия.

  

   Нам хочется гостиницу у озера. Сегодня пятница и найти подходящее место в курортной зоне очень сложно. В ходе поиска пристанища, выясняется, что этот край богат малиной. Малиновые кусты всюду. Ягоды уже поспели и оттаскивать меня от них не справедливо.

   Гостиница хоть и поздновато, но нашлась. До озера идти минут десять, зато есть парковка и Данин любимый английский завтрак. Мы идём осваивать новую территорию. И, конечно, начинаем с еды. В ресторане мы долго ждём, пока на нас кто-нибудь обратит внимание. Ждём напрасно, так как здесь принято самим заказывать еду у стойки. Стэйки хуже чем мы ожидали. Но приём пищи, по известным физиологическим причинам, поднимает настроение.

   Погода не позволяет даже мечтать о купании, но рыбалка остаётся в программе. Нужно только изучить озеро и выбрать для неё место. Хозяин гостиницы объясняет нам, что озеро Карабасу не принадлежит и мы можем ловить рыбу где заблагорассудится. Продвижение к озеру замедляется большим количеством малинников а также занятиями ботаникой "на пленере".

   Маленькие домики, увитые плющём и украшенные геранью, делают городок очаровательным и дают мне повод познакомить Дани с европейскими цветами.

   Ещё в городе есть магазины со всевозможным альпинистским снаряжением. Оказывается, отсюда проложены горные маршруты. Мне это кажется заманчивым, но недостижимым - у нас нет ни времени, ни экипировки, ни желания особенно напрягаться.

   Поэтому мы выбираем мороженное и пирожные в баре нашей гостиницы. И рано отправляемся спать, планируя подняться на рыбалку в пять утра.

  

   День десятый

   Я приготовила для рыбалки всё, включая муку и валерьянку для наживки, кроме самих удочек. Те которые продавались в магазине, были длинными и не удобными для транспортировки. Поэтому было решено срезать подходящие ветки и использовать их как удилище. Игорь был настроен скептически: утром рано вставать не хотел, ветки срезать не хотел, но и отпускать нас одних тоже не хотел.

   И вот мы на месте. Туманная дымка скрывает признаки прогресса. Ничем не потревоженная гладь озера отражает прибрежные деревья. На другом берегу на склоне стоит белоснежный маленький дворец. В моих мужчинах проснулся охотничий азарт - им не до окружающих красот, срочно нужны удочки, которые я и начинаю мастерить из имеющихся составляющих.

   Я не умею вязать рыбацкие узлы и потому приспособить к лёске поплавок и грузило мне сложно. Маникюрные ножнички заменяют охотничий нож. Но в конце концов мы получаем две довольно сносные удочки. Рыба не заставила себя ждать. Игорь поймал первую, зато Дани победил по общему числу. Пойманным рыбам повезло - готовить нам негде и не на чем, поэтому мы выпускаем их назад в озеро. Жаль, что среди нашего улова не оказалось ни одной золотой рыбки и нам не досталось хотя бы по одному желанию.

   Свежесть утра и успешная рыбалка пробуждают в нас необычный для столь раннего часа аппетит. Мы завтракаем и так как погода не позволяет нам ленивый день на пляже, решаем отправляться в дорогу, чтобы посмотреть другие озёра.

   Выглянувшее солнышко сделало окружающий пейзаж приветливее. Я со своей стороны разрешила мальчикам мороженное, чем внесла свою лепту в хорошее настроение.

   На следующем озере мы взяли напрокат весельную лодку для двух гребцов и поплыли... Самое трудное было синхронизировать движения Игоря и Дани. Игорь уверял, что даже профессиональным гребцам для выработки взаимодействия нужны годы... Но мы справились, я задавала ритм - "раз, два", они гребли и так мы пересекли всё озеро. Я нашла на берегу очень живописную полянку и хотела высадить на ней десант, но Игорь не позволил, сказав, что не собирается нарушать границы частной собственности. Мне до сих пор жаль, что я пошла у него на поводу - ничейная то была земля и очень красивая.

   На третьем озере я осмелела до такой степени, что пошла мочить ноги. Вода оказалась холодной и купаться мы не решились.

   Наш путь по загадочным шотландским землям лежит на Эдинбург. Даже без указателей можно определить где проходит граница между Англией и Шотландией. Пейзаж становится более гористым, безлюдным и диким. Нас больше не окружают земли Карабаса, можно съехать с дороги и устроить зелёную стоянку, можно отправиться гулять по холмам, на которых пасётся бессчётное множество овец, помеченных яркой краской, чтобы хозяева могли их легко различать.

   Населённых пунктов почти нет, следовательно гостиниц тоже. Я мечтаю о замке с привидениями. Мы видим один вдалеке, но он выглядит слишком роскошно по отношению к нашему бюджету. Тут же на дороге находится городок и, следуя указателям, мы пытаемся разыскать в нем гостиницу. Совершенно неожиданно запутанное переплетение улиц выводит нас к моему замку. Мы, скорее ради любопытства, справляемся о цене. Оказывается, здесь сегодня свадьба и все комнаты сданы и оплачены, но часть гостей не прибыли и нам готовы уступить их комнаты за пол цены, которая хоть и немного дороговата, но теперь абсолютно приемлема для нас.

   В вестибюле у входа в обеденный зал суетятся официанты, одетые в шотландские юбки с громадными кошельками на поясе. Они обслуживают свадьбу и идеально вписываются в атмосферу замка.

   Широкие парадные ступени приводят нас на верхний этаж и уже оттуда узкая винтовая лестница в комнату в башенке. Красивый вид из окна, толстые, судя по подоконнику, стены, низкие, скошенные потолки и старинная громоздкая мебель дают ощущение замка, а не гостиницы.

   Мы решаем прогуляться по этому неожиданно подаренному нам городу. Но, как и во всех других провинциальных городках, после заката функционирует только фонтан. Совершая променад по главной улице, мы находим небольшой парчок и мрачную островерхую церковь. Дани предлагает Игорю партию в бильярд, но бильярды есть только в пабах, а туда детей вечером не пускают.

   Сегодня мы решаем ужинать домашней едой. Приготовление израильского кускуса в шотландском замке при помощи советского кипятильника выглядит довольно странно, зато очень вкусно. На десерт мы едим знаменитое мороженное "Хааген Дазен". Дани пробует его впервые. Ему нравится.

   Мы не знаем какими ещё действиями можно усилить "ощущение замка" и решаем, что утро вечера мудренее.

    

  

   День одиннадцатый

  

   Завтрак подают в нарядной замковой столовой, убранной белыми драпировками, зеркалами и портретами полководцев. Один из конных портретов не подписан. Новый спор о том, что нелогичней - морской капитан Нельсон на коне или французский герой Наполеон в Англии ни к чему не приводит.

   Вчерашние "юбочные" официанты переоделись в обычные брюки. Но обслуживание на высшем уровне, а привычный нам теперь английский завтрак дополнен очень вкусными картофельными блинчиками.

   Мы ещё немного гуляем, вернее сказать, валяемся на замковых лужайках и выезжаем в Эдинбург.

   Программа начинается с музея "Наша динамичная планета", представляющего историю Шотландии от "сотворения мира". Взрыв звезды, зарождение планеты, великое оледенение, вулканы, землетрясения и динозавры - за пару часов мы прошли во времени миллионы лет. Музей сделан как машина времени, которая возит нас из одного периода в другой. Прекрасный антураж - холод и настоящая ледяная глыба в зале "оледенения", качающийся пол в зале "землетрясения" делают путешествие во времени увлекательным.

   Наша гостиница заказана заранее и расположена в самом центре города, на Королевской миле.Сегодня воскресенье и значит парковка бесплатная. Как по заказу, единственное свободное место прямо у входа в гостиницу.

   Идея бильярда всё ещё очень актуальна для Дани и мы находим паб в котором ему, несмотря на возраст, разрешают поиграть. Мои мужчины сражаются , а я пью пиво и болею за Дани.

   Эдинбург несколько мрачноват. Суровость шотландского климата отражается в архитектуре. Улицы прямые и широкие. Много церквей. Громада замка возвышается над обрывом. Потрясающий памятник сэру Вальтеру Скотту, который был не только выдающимся писателем, но и политиком. Когда выясняется, что он был очень богат и принадлежал высшим слоям шотландской аристократии, становится понятной анемичность созданных им образов рыцарей и принцесс. Он писал с натуры, которую хорошо знал.

   У памятника Вальтеру Скотту расположилась импровизированная ярмарка. Один из её аттракционов понравился Дани. Человека элластичными канатами привязывают за талию и он может прыгать на высоту до восьми метров. В полёте можно кувыркаться или делать другие фигуры высшего пилотажа. Но в первый раз это, наверное, страшно. Так что Дани ограничился прыжками. К нам он вернулся немного ошалевший.

   Рядом с памятником писателю также расположен Макдональдс. Дани утверждает, что это именно то, что необходимо ему для полного счастья. Но есть ещё рановато и мы с Игорем обещаем поискать другой Макдональдс попозже и поближе к гостинице. Дани разбирается в этих заведениях лучше нас и он утверждает, что в одном месте не бывает двух Макдональдсов и что если мы отсюда уйдём, то всё пропало и день прошел зря...

   Он снова оказался прав. Другого Макдональдса нет. У Дани настроение испорчено. Он портит его нам и таким образом день действительно испорчен. Даже уютный французский ресторан с его деликатесами и официантами, говорящими с мягким картавым акцентом, не помогает...

  

   День двенадцатый

   Сегодня у нас большая программа. Она начинается с музея писателей, посвященного Вальтеру Скотту, Стивенсону и Роберту Бернсу.

   Музей крохотный, находится в очень старом здании с совсем неприметным входом. Настолько неприметным, что стоя рядом, мы спрашивали дорогу у прохожих.

   Выяснилось, что Бернс не был таким бедным, как следует из его стихов. Его бедность выражалась а том, что ему иногда приходилось работать. По сравнению с ним я просто нищая, так как вынуждена работать всю жизнь. Он был очень красивым молодым человеком, достаточно успешно продвигавшимся по жизни, много путешествовавшим, любившим дам и любимым ими.

   У Бернса было с десяток детей от разных женщин - иногда жён, иногда нет. Почти всем своим дочерям он почему-то давал одно и тоже имя. Теперь его "Честная бедность" звучит для меня совсем по-иному.

   О Стивенсоне мы узнали, что он не только описывал путешествия, но и много путешествовал сам.

   Вальтер Скотт никаких информативных сюрпризов не преподнёс, хотя ему посвящена большая часть экспозиции.

   Из музея мы отправились за город во дворец Линлитгоу, вернее к тому что от него осталось. Когда-то здесь была главная резиденция династии Стюарт, в которой родились, правили и умирали строптивые шотландские короли. Здесь гостил Кромвель, жил и властвовал великий герцог Кумберлендский, родилась Мария Стюарт.

   Замок стоит в излучине реки и с его стен открываются прекрасные виды на окрестности. Но со времен присоединения Шотландии к Британской короне, он пришёл в запустение и сегодня нужна очень богатая фантазия чтобы оживить его гордые, но голые стены.

   Из замка мы выходим на улицу маленького, провинциального сегодня шотландского городка. Дождь загоняет нас в магазин похожий на антикварный с поразительно низкими ценами, в которые я не могу поверить.

   Я беру в руки нитку жемчуга и спрашиваю у продавца натуральный ли он. Продавец, к моему великому удивлению, не знает и не стесняется этого. Я выбираю несколько фарфоровых статуэток, стилизованную шотландскую тарелку и ещё много разных мелочей. Мне кажется что вот-вот продавец объяснит мне в какой валюте цена и она перестанет казаться мне фантастической. Но он говорит, что я всё поняла верно и мой счёт составляет всего несколько фунтов. Видя мой недоверчивый взгляд, он объясняет, что это магазин при благотворительном фонде и все вещи в нём пожертвованы, но фонду нужны деньги, а не вещи и потому их распродают по таким ценам.

   Все довольны - я покупками, а продавец крупной в его понимании сделкой.

   Ещё со вчерашнего дня мы должны Дани Макдональдс. Времени на два обеда (для меня отдельно, в нормальном ресторане) нет и я вынуждена тоже есть фаст-фуд. К каждой обеденной порции здесь выдают в подарок лотерейный билет и к моему несчастью мы выигрываем мороженное. Значит, минимум ещё один обед в Макдональдс мне обеспечен. Даниной радости нет границ.

   Последний пункт нашей сегодняшней программы завод по производству шотландского виски Гленкинчи. По заводу можно ходить только с экскурсией, но кроме нас в это время здесь никого нет. Мы получаем персонального гида и идём учиться делать виски.

   В одном из помещений находится под стеклянным колпаком громадный бродильный чан. Через маленькое окошко можно заглянуть вовнутрь. Экскурсовод предупреждает, что вдыхать испарения может быть не приятно. Мы не вдыхали, я только чуточку попробовала. От чана меня отбросило, от ожега слизистой оболочки потекли слёзы. Я сразу поняла, что не люблю запах виски.

   После осмотра производства нас проводили в дегустационный зал. Гид объяснила, что для получения необходимых вкуса и крепости смешивают продукты полученные на разных стадиях перегонки виски и в разные годы. Когда на виски написано "15 лет", это означает, что один из его ингридиентов имеет такую выдержку. Игорь сказал, что всё это просто самогон, производимый в промышленных объёмах. Он попробовал несколько разных сортов, остался недоволен и мы уехали в Эдинбург.

   По дороге в город мы заехали в большой торговый центр. Было поздновато для покупок, магазины уже закрывались, да и мы были уставшими. Но свой небольшой вклад в товарооборот Шотландии мы всё же внесли, купив замечательную рубашку для Дани.

  

  

   День тринадцатый

   День начинается с большого переезда. Главный пункт нашей программы - двойной закат в Лике. До заката далеко, да и до Лика не близко.

   Без конца идёт дождь. Солнце не может пробиться сквозь тучи даже в полдень. Так что шанс выполнить сегодняшнюю программу равен нулю.

   Мы въехали в Лик, пользуясь английскими терминами, ранним вечером. Гостиниц в городе не видно. Но на главной площади у церкви Игорь заметил вывеску с лубочными петухами, рекламирующую не то гостиницу (если судить по надписи), не то постоялый двор (если судить по стилю рисунка).

   В старые времена ширина улицы определялась так, чтобы по ней мог проехать всадник с копьём. И если считать, что в наши времена в улицу должен вписываться хотя бы легковой автомобиль, то подъезд к гостинице был нормальным (машина вписалась, но зазор между нею и домами с каждой стороны был сантиметров десять).

   Перед нами предстал частный дом, очень аккуратный и не очень живописный. Дверь открыл пожилой мужчина, сообщивший, что показывать нам комнаты он может только в пиджаке. Получив ключи, мы оказались временными владельцами типичного английского сельского дома. В нём была современная кухня, оборудованная плитой, холодильником и микроволновой печью, спальня на двух уровнях, с деревянными кроватями и книжками для чтения перед сном, салон с плетённой мебелью, настольными играми и креслом-качалкой. Вместо худших или лучших гостиниц, в которых мы жили с начала отпуска, на нас вдруг снизошло ощущение дома. Захотелось приготовить что-нибудь вкусное, поиграть вместе в одну из игр и посидеть в кресле-качалке под пледом с кошкой на коленях.

   Дани ловить уличных кошек отказался, правила игр которые были в доме мы осилить не смогли, но местный супер нас не подвёл. Мы купили всякой снеди, которую можно приготовить в микроволновке и устроили праздник живота.

   В какой-то момент мы вспомнили о закате, и очень легко смирились с мыслью, что его не увидим. Атмосфера нашего жилища была сама по себе аттракцией, достойной того чтобы посвятить ей день отпуска, день неторопливый, непритязательный и очень приятный.

  

  

   День четырнадцатый

   Утро было таким же дождливым как и прошедший вечер. Только сейчас, вместо тепла и уюта, нас ждала дорога.

   На площади у гостиницы развернулась сельская ярмарка на которой продавалось всё - от овощей, выращенных на домашних огородах, до поддельных часов, произведенных в Гон-Конге. Молодая морковка, связанная в маленькие пучки за зелёные хвостики, напомнила мне детство, когда мама приходила с базара, принося с собой всё самое лучшее и самое свежее. Дани захотел клубники. Она была мелкой, но настоящей и пахла клубникой.

   Самое большое впечатление на меня произвела раскладка с чехлами для диванных подушек. Меня вполне устраивали, те которые есть у нас дома, но пройти мимо такой гобеленовой красоты, я не могла. Вначале мы купили комплект для моей подруги, но мне этого было мало и мы купили ещё один комплект для меня.

   Теперь можно ехать дальше. Наш путь лежит в Страттфорд на Авоне - город Шекспира. Его фахтверковые дома, чистые зелёные улицы, отсутствие какого бы-то ни было транспорта создают с одной стороны ощущение старины, а с другой - чувство чего-то искусственного. Во времена великого поэта уборке улиц уделяли меньше внимания.

   Мы посетили дом где родился Шескпир, дом в котором жила его дочь и даже дом его матери. Тяжёлая старинная мебель уже не кажется чем-то необычным, хотя и смотрится красиво. Я всё время искала запах той эпохи, но его не было. Я вспомнила о Дориане Грэе - невозможно красивом и ненастоящем.

   Зато были запахи сада. У каждого из Шекспировских домов разбит шикарный сад, обязательными атрибутами которого являлись яркая клумба напротив главного окна и шелковичное дерево в центре. К нашему приезду шелковица созрела, и, несмотря на осуждающие взгляды Игоря, и его замечания о том, что кроме меня никто не позволяет себе собирать писательский урожай, я старалась получить все удовольствия от посещения Стратфорда - приобщиться и к духовному и к материальному.

   Кстати о материальном. Много лет назад я видела фильм о Шекспире, из которого я помню только один, произведший на меня сильное впечатление эпизод. Молодой Вильям возвращается откуда-то в родительский дом, его мать накрывает на стол и извиняется, что не имеет возможности поставить для всех одинаковые чашки, а молодой поэт страдает, что не может ничем помочь. Из увиденного я извлекла два урока: "у всех сидящих за моим столом должна быть одинаковая посуда" и "Семья Шекспира и он сам были очень бедны".

   Теперь сидя в доме его матери, я понимаю что её бедность, как и бедность Роберта Бернса, очень относительна. Семья поэта не владела замками с придворными музыкантами, но их дом ( больший, чем мой сегодняшний), построенный основательно, с дорогой, красивой мебелью и прекрасным садом, трудно назвать бедным.

   Значит Шекспир относился к среднему классу. Это не так романтично, но зато укладывается в понятные каноны развития общества, когда артисты (я имею в виду и писателей, и художников, и музыкантов), боровшиеся за признание и получившие его, не могут быть бедны настолько, чтобы потребность прокормиться не оставляла душевных сил на творчество и не могут быть богаты на столько, чтобы желание самовыразиться в творчестве совсем не отождествлялось бы с желанием преуспеть.

   Мы гуляем по городу, заглядывая в фарфоровые магазины. Английский фарфор великолепен. Мне нравится всё и только безумные цены удерживают от нелепых покупок - чтобы внести в дом понравившуюся мне чашку, нужно сменить квартиру.

   Сперва мы хотели остаться ночевать в Страттфорде и сходить вечером в театр. Но посовещавшись, решили, что Шекспировский английский нам не по зубам и отправились в Кардиф.

   Выигранное в Макдональдсе мороженное, определяет место нашего обеда. Я молю бога, чтобы ничего больше не выиграть. Но не тут-то было. Наш новый приз - большой чизбургер приводит в восторг Дани и в уныние меня. Продолжение Макдональдса следует...

   Поиск ночлега не занял много времени. Мы остановились в сельской придорожной гостинице. День ещё не закончился и мы с Игорем пошли осваивать местность. Попытка добраться до супера пешком потерпела крах. Но во время этой прогулки мы получили возможность увидеть несколько удивительных картинок из английской сельской жизни. Например, изгородь из сливы. Я всегда думала, что слива это дерево, а тут её вырастили в виде кустарника вокруг дома.

   Вернувшись в гостиницу, я объявила, что настало время познакомиться с английскими аборигенами, и самое подходящее место для этого местный паб, куда я и отправилась пить пиво. Очень скоро ко мне присоединился Игорь. Наблюдать жизнь английской глубинки было очень любопытно. Всё происходило как в книжках. Бармен, он же владелец гостиницы, почти всех посетителей знал не только в лицо, но и по именам. Некоторые, приходили просто опрокинуть стаканчик, они, видно, шли прямо с работы и были одеты соответственно. Другие приходили поужинать, эти, как правило, приходили парами и были одеты понарядней.

   Одна из пар привлекла к себе внимание всех без исключения посетителей. Нарядно одетая женщина, явно гордясь собой, шла следом за своим спутником, держа в руках садовую лейку очень едкого зелёного цвета. Лейка произвела неотразимое впечатление. Когда, пол-часа спустя, эта пара уходила, мы, как впрочем и все остальные, вдруг поняли, что в руках у женщины была сумка в форме лейки. Что тут началось... Сумка и её владелица стали центральной темой вечера. Никто не остался равнодушным. Некоторые громко обсуждали нормальность мужчины, имеющего такую подругу, некоторые посмеивались исподтишка над вкусом женщины... У всех было своё мнение и всем хотелось им поделиться. Так у нас завязалось знакомство с пожилой парой, сидевшей за соседним столиком.

   Оказалось, они фермеры. Сюда приехали навестить больного отца. Главный их бизнес - дети. Они растят брошенных ребят у себя на ферме. Она с восторгом рассказывает мне о своём муже, какой он умный, весёлый и сильный.

   Ему под семьдесят. Пьёт он виски так, что не каждый молодой сможет с ним тягаться. Она говорит мне по секрету, что у него болезнь паркинсона, но она помнит его прежним и всё также любит несмотря на болезнь.

   Он и правда весёлый, говорит мне комплименты, пытается общаться с Игорем и всё время предлагает нам выпить. В какой-то момент Дани надоедает быть одному в комнате и он присоединяется к нашей компании. Его тут же приглашают посетить ферму, соблазняя рыбалкой и бильярдом.

   Наши компаньёны оказываются настолько приятными людьми, что даже не веря в возможность будущей встречи, мы обмениваемся адресами. Пути господни не исповедимы. А вдруг...

   Ну вот, я хотела познакомиться с англичанами. Поговорить просто так, о жизни и ни о чём. Эта встреча не разочаровала. После неё появилось ощущение, что не только мне нравится страна, но и я нравлюсь ей.

  

  

   День пятнадцатый

  

   Кардиф - столица Уэльса, расположенного на юге Англии. Обычно южане мягче северян, но эта земля, её люди и традиции почему-то кажутся мне суровыми.

   Мы едем в кардифский музей под открытым небом, ещё его называют музеем уэльской жизни. Здесь можно войти в сельские дома, относящиеся к разным частям Уэльса и разным временам, посетить здание, условно названное мною клубом, где раньше устраивались петушиные бои, приготовить пирог по местному рецепту на крестьянской кухне с громадными сковородками и печью, изучить сельскохозяйственные инструменты начала века или наведаться в магазин времён второй мировой войны. В магазине продают керосиновые лампы, хлеб режут при помощи ручной хлеборезки, а масло специальным приспособлением со струной. Все товары продают по карточкам, а у нас их нет и поэтому купить мы ничего не можем. Но атмосфера воссоздана великолепно. Кажется, что перенеслись во времени.

   Ещё один аттракцион, доступный посетителям - гончарная мастерская. Здесь под руководством мастера, за умеренную плату, каждый может почувствовать себя воятелем. Дани создаёт некое подобие глиняной вазочки, которую мы и увозим с собой в Израиль, как память о Кардифе.

   Наш путь лежит на Бат (Bath). Когда-то римляне открыли здесь горячие источники, построили над ними купальни и назвали поселение вокруг Bath (баня).

   При въезде в город Игорь замечает гостиницу уже известной нам сети Травелодж. Опыт говорит, что это удобно и не дорого. Гостиница расположена в самом центре города, так что теперь нужно только немного удачи, чтобы в ней нашлись для нас места.

   Бросив вещи и аккуратно поставив данино ещё не застывшее творение, мы отправляемся на прогулку по городу. Сегодня - никаких Макдональдсов. Я требую нормальную пищу. Таиландская еда вроде бы устраивает всех.

   Тайский ресторан расположен прямо у гостиницы. Внешний вид, атрибуты, запахи и названия в меню мне знакомы. Мы говорим официантке, что не любим острые блюда. Но, видно, наши понятия об остроте очень разнятся с понятиями ресторанного шефа. Нам не вкусно. Игорь говорит, что нужно было есть гуляш в венгерском ресторане, Дани с тоской вспоминает Макдональдс, а я просто чувствую себя виноватой.

  

   День шестнадцатый

  

   Аббатствами и церквями в Англии мы уже сыты, так что Батское мы удостаиваем только беглым взглядом с улицы и идём в римские бани.

   Они полностью разрушены, реконструирован только бассейн вокруг главного источника. В нём не купались. Это было ритуальное место посвящённое римским богам и украшенное соответствующими статуями.

   Горячая вода по трубам отводилась отсюда в купальни, расположенные неподалёку. Трубы были проложены так, чтобы обогревать все термы, включая гардеробные комнаты, комнаты отдыха и т.д. Даже разрушенное, это строение восхищает своим размахом, продуманностью и цивилизованностью. Мне думается, что оно построено по ИМПЕРСКИМ стандартам. Империя - другая, но принцип тот же: завоёванное считать своим, использовать по хозяйски бережно, с умом, с учётом завтрашнего дня. Как сильно римский девиз "Пришёл, увидел, победил" отличается от варварской кочевой действительности "Пришёл, увидел, нахапал и ушёл".

   Здание терм соседствует с парадным водолечебным холлом. Здесь и сегодня за 2 доллара можно выпить стакан воды. Мы решаем, что один стакан нас не вылечит. Да и пахнет она сероводородом...

   Даже в пасмурный день Бат выглядит очаровательно, очень естественно и в то же время нарядно. На улицах много цветов. Старички сидят на лавочках, подростки катаются на скейтбордах. И всё это на фоне великолепного архитектурного ансамбля города. Жалко уезжать, но труба зовёт...

   По дороге к стоянке мы набредаем на площадку для минигольфа. Побывать в Англии и не поиграть в гольф - позор. И мы решаем смыть его игрой на маленьком поле. Игорь говорит, что не играет в игры, когда ему не известны правила. Но поскольку мы с Дани много тренировались в гольф на компьютере и считаем себя знатоками, мы берёмся за клюшки.

   На третьей лунке Игорь не выдерживает и вступает в единоборство, клюшку отобрав, естественно, у меня. Играть весело. Даже дождь не может испортить хорошее настроение и погасить спортивный азарт. Если бы не большие планы на сегодняшний день, мы бы сыграли ещё раз и проверили кто же настоящий чемпион, но теперь уже действительно нужно ехать.

   Ме едем в крохотный, затерянный в горах Чеддер в надежде отведать настоящего Чеддерского сыра. Местность в которую мы попали чем-то очень напоминает Карпаты, только более благоустроенные.

   Главная здешняя достопримечательность - сталактитовые пещеры, славные не только своей красотой, но и найденными в них останками неандертальского человека. Экскурсионный двухэтажный автобус ездит от пещеры к пещере, позволяя пассажиром полюбоваться окрестной красотой во время переездов.

   В одной из пещер посетителям предоставляют возможность спасти мир, отстояв магический шар в сражении с силами зла. Всё действо обставлено так, что даже понимая, что это игра, переживаешь некую кульминацию, когда нужно победить страх перед неизвестностью. Мы с Дани победили.

   Само сыроваренье представлено в Чеддере маленьким магазичиком в стиле начала двадцатого века. Услужливые и доброжелательные продавцы предлагают попробовать всё что есть в ассортименте. Несмотря на то, что вкус сыра на нас особого впечатления не произвёл, мы купили немного, и отправились искать очередной Макдональдс и ночлег.

   Гостиница, которую мы нашли, не находилась ни в каком населённом пункте, она стояла просто на дороге и главным её достоинством было наличие там бильярда.

   Опустив пятидесятипенсовую монету, каждый мог стать хозяином стола на время одной партии. Игорь после длинного переезда чувствовал себя уставшим и играть отказался и мне пришлось встать к бильярдному барьеру. Играть оказалось интересно, и когда Игорь к нам присоединился, мне не слишком хотелось уступать ему кий.

   Не знаю, удалось ли нам полностью утолить Данину жажду по отношению к бильярду, но теперь смело можно сказать, что в Англии мы МНОГО играли в эту игру.

  

   День семнадцатый

   Наша машина запаркованная на огромной пустой стоянке, всем своим видом требовала, чтобы я попробовала порулить, пользуясь правосторонним рулём. Оказалось не сложно. Мне даже понравилось.

   Мы едем в Тинтагель, замок где по преданию родился король Артур. Я не знаю, что мы рассчитывали там увидеть, ведь даже факт существования самого Артура подвергается историками сомнению. Нашли мы руины замка на вершине великолепной, возвышающейся над морем скалы. Величественность пейзажу придаёт не разрушенный, непонятно кому принадлежавший дворец, а море, скалы, водопад и почти неестественная девственность этого нетронутого цивилизацией и туризмом места.

   Здесь много простора для фантазии, но ей почти не за что зацепиться, нет начала, связывающего эти камни и скалы со славным именем короля. Мы гуляем у моря и решаем остаток дня посвятить отдыху в южном курортном городке Торквэйе в графстве Кент.

   Маленькое происшествие на выезде со стоянки. У нашей машины по непонятным причинам отвалился передний бампер. Игорь хотел его выбросить, я попросила приделать. Теперь уже нет чувства, что мы зря сделали дополнительную страховку на машину.

   Гостиницы в Торквэе переполнены. Редкие из них вообще готовы приютить туристов на одну ночь. Иногда попадаются комнаты на двоих (но нас трое), некоторые, где есть места, выглядят лачугами. Мы уже знаем, что в субботу в Англии с гостиницами трудно. Но так чтобы не найти вовсе - это с нами впервые.

   Потратив около двух часов на поиски, расстроенные, мы уезжаем в сторону Винчестера. Но и по дороге свободных мест в гостиницах нет. В Винчестер мы приезжаем поздним вечером и попадаем в туже ситуацию в какой были в Торквэйе - место нашего ночлега не определено.

   Без всякой надежды на успех, я захожу в большую современную гостиницу, уже готовая дорого заплатить за возможность преклонить голову. Мне говорят, что мест нет. Я объясняю, что уже поздно, что у меня в машине ребёнок, что я не очень хорошо ориентируюсь в этом городе, и прошу помочь проверить наличие мест в других гостиницах. Они долго совещаются, потом говорят, что поселят нас на одну ночь, называя при этом абсолютно приемлемую цену, включающую английский завтрак.

   Гостиница оказалась красивой, номер уютным и к большому Даниному удовольствию в ней имелся бассейн.

   Мой уставший сын никуда идти не хочет. Он хочет быть "дома". А мы с Игорем отправляемся на поиски пропитания. В районе гостиницы находится множество разных лавок, где продают еду на вынос. Их держат китайцы, таиландцы, индусы или арабы, которые, видимо, пытаются обосноваться в Англии и открыть здесь свой бизнес. Еда вкусная и дешевая. Мы покупаем всего понемногу, а Игорь получает наконец "Фиш энд чипс". Все довольны. Можно идти спать. О гостинице на завтра будем думать завтра.

  

   День восемнадцатый и последний

  

   Гостиницу нам продлили практически без проблем - только попросили переехать в другой, менее красивый номер.

   Утро началось с водных процедур в бассейне. Затем посещение церкви на месте которой когда-то находился замок, где заседали рыцари круглого стола. Огромный макет самого стола украшает сегодня одну из стен. Внешне он чем-то напоминает рулетку.

   Эта церковь знаменита ещё и тем, что когда-то в ней заседал церковный трибунал и даже выносились смертные приговоры. Во внутреннем дворике разбит сад. Я нахожу в нём созревшую землянику. Дани никогда не пробовал таких ягод. Ему нравится.

   Бродя по городу, мы выходим к центральному Винчестерскому собору. Там идёт служба и мои мужчины наотрез отказываются заходить. Они вместе с другими праздными жителями этого города располагаются на траве перед входом.

   День выдался жарким. Люди, собравшиеся здесь, пришли подготовленными - с подстилками, мячами, едой и купальниками. В некотором смысле эта поляна напоминает пляж, только без водоёма, но с Собором. Одни мы, совсем как беспризорники, лежим прямо на траве.

   Пройдя несколько кварталов, мы попадаем в парк. Вернее, кусочек сельской местности прямо посреди города. Здесь есть маленькая речушка с рыбой, утками и мостиками, клочки леса и поляны. Сюда можно прийти на целый день. Что и делают, судя по экипировке, местные жители. Поверить в наличие города на расстоянии двухсот метров отсюда просто невозможно.

   Одна из тропинок выводит нас на частный стадион, на котором играют в крокет. Мы долго наблюдали за игрой, но принципа так и не поняли. Единственный вывод - мужчины в белых костюмах на ярко зелёном поле выглядят очень эстетично.

   По дороге к центру города нашелся маленький ресторан, в котором обедают ленивые жители близлежащих домов. Он выглядел совсем не туристическим и это меня подкупило. Оказалось не вкусно. Дани в очередной раз поставил нам на вид, что с Макдональдсом подобных проколов не бывает.

   Эта медленная, неожиданно нежная прогулка по парку ставит очень красивую и немного грустную точку в нашем путешествии.

Начало

Страна: 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
3 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.